Размер:
Цвет:

стенограмма 12.04.2019

Сухатская: Первый у нас был вопрос, по какому принципу инвалид зачисляется в список региональной\федеральной льготы? Может ли инвалид выбрать сам, в какой список этих льгот он будет зачислен?

         Климшина: Здравствуйте, уважаемые коллеги. Климшина Татьяна Константиновна, отдел лекарственной обеспеченности здравоохранения. Это достаточно и одновременно и простой, и сложный вопрос, по какому принципу. Самое главное, что от человека нужно, это в первую очередь прийти на прием к врачу. И на приеме врач уже абсолютно может консультировать по всем вопросам в отношении льготного лекарственного обеспечения. 99 % всех вопросов, которые возникают у гражданина при обращении в отношении лекарственного обеспечения, в том числе льготного, решается на уровне медицинской организации, у лечащего врача в кабинете.

         Сухатская: Спасибо большое, а вот насчет второго вопроса: может ли инвалид выбирать сам, в какой список региональной\федеральной льготы его зачисляют?

         Климшина: Ну, такого принципа нет, что значит – выбрать, в какой список. По социальному признаку, если установлена инвалидность, если не отказался в пользу монетизации, то может спокойно получить все льготные лекарственные препараты, которые есть в утвержденных списках.

         Башмакова: Дело в том, что например, нужный препарат в региональном перечне есть, а в федеральном нет.        

         Малхасьян: На самом деле, позвольте дополнить свою коллегу. Перечень лекарственных препаратов, который государство гарантирует для бесплатной выдачи… я хочу напомнить, что есть несколько видов лекарственного обеспечения – это бесплатное предоставление препаратов в полном объеме, это льготное лекарственное обеспечение, когда пациент приобретает за половину стоимости препарат, а половину стоимости компенсирует государство, либо вариант монетизации льготы, когда государство предоставляет это средство для самостоятельного приобретения пациентом препаратов, которые он предлагает, хочет для себя выбрать, потому что мы все понимаем, что государство предоставляет льготные лекарственные препараты по списку, так называемому, МНН (Международному непатентованному названию), но у каждого названия препарата есть десяток форм торговых, импортных, отечественных, с разной доказательной базой, но в этом случае пациент имеет право и возможность приобрести себе препарат на вот эту монетизацию.

         Сухатская: Получается, сам пациент может выбрать монетизацию.

         Малхасьян: Да, по определенной группе препаратов, не по всем препаратам.

         Климшина: Если только установлена инвалидность, в этом случае.

         Малхасьян: Существует у нас 2 вида перечней, 3 даже вида перечней, возможно даже чуть больше, 4 вида перечней: это федеральный перечень, это так называемое ОНЛС, федеральный перечень, которым в основном обеспечиваются инвалиды, это список препаратов, он огромный, он гарантирован федеральным списком, мы обеспечиваем препаратами на территории ХМАО, препараты, которые не вошли в этот список, учтены списком нашим региональным. Регион берет на себя обязанности по дообеспечению этих пациентов этими препаратами. Также существует несколько дополнительных списков. Это список препаратов, необходимых для лечения орфанных заболеваний, он небольшой, это очень дорогие препараты.

         Климшина: И высокозатратные, очень дорогостоящие…

         Сухатская: Т.е. вот именно про какую категорию – все это расскажет врач пациенту, когда он к нему придет. Все эти категории, про все это должен рассказать врач, да?

         Малхасьян: На самом деле, тут вопрос не выбора пациентом препарата, а вопрос назначения препарата конкретным врачом по конкретному заболеванию. Если врач определяет, что необходимо лечение конкретной таблеткой, грубо говоря, препаратом, он ее назначает, он информирует пациента, в каком порядке он обеспечивается этим препаратом. Не всеми препаратами пациенты обеспечиваются на льготной или бесплатной основе, это нужно понимать. Но 90% препаратов все-таки обеспечиваются на льготной либо бесплатной основе.

         Климшина: В зависимости от установленной заболеваемости либо по социальному признаку.

         Сухатская: Получается, врач назначает лекарство, он смотрит в перечне, т.е. есть ли он в льготном, в полульготном?

         Малхасьян: Он сам знает, где находится лекарство, он информирует пациента об этом. И говорит, где и как найти препарат.

         Сухатская: Хорошо, по-моему, довольно-таки полный ответ.

         Климшина: Еще можно поправочку небольшую. На сайте Депздрава есть раздел «Обращения граждан». Там есть раздел «Часто задаваемые вопросы», в том числе и по льготному лекарственному обеспечению. Там очень подробно расписаны ответы на все часто задаваемые вопросы. Можете посмотреть и почитать.

         Сухатская: Так, все на заметку, надеюсь, взяли. Хорошо, есть ли у нас комментарии вопроса именно по данному моменту?

         Щукина: Щукина Людмила Константиновна, представитель региональной общественной организации детей-инвалидов в городе Ханты-Мансийске. Скажите, пожалуйста, вот когда возникает проблема с обеспечением лекарств. Дело в том, что в начале этого года у нас сталкивались мамы с такими проблемами, как перебои с поставками лекарств. Что в данном случае делать? Например, лекарство Левитинол ждали 3 с лишним недели. Другие лекарства от эпилепсии – то же самое. Т.е. были перебои с поставкой лекарств. Если по РАС заболеваниям 2 года назад у нас было это отрегулировано, то вот вопрос с лекарственным обеспечением по эпилепсии нет.

         Климшина: Я не помню, чтобы было… Нужно предметно разбираться по каждому конкретному случаю, для этого у нас есть телефон горячей линии, можете пометить себе, в городе Сургуте. Код города Сургут 3462, 35-54-84. Это центр лекарственного мониторинга, там официальная горячая линия по льготному лекарственному обеспечению, там официально зарегистрируют обращения и помогут.

         Малхасьян: Специалисты этой линии, они конкретно, мы специально для этого создали, потому что у нас в округе очень сильно развито региональное льготное лекарственное обеспечение, мы это контролируем, как нигде. Поэтому, к сожалению, не везде срабатывает система, это понятно, человеческий фактор, где-то торги слетели, где-то поставка буквально была заморожена в морозы, не довезена, она была заблокирована, то есть случается, к сожалению, иногда. И в конкретной аптеке, в конкретном муниципальном пункте этот препарат сегодня может не оказаться, он окажется через 5-6-7 дней. Есть определенная система, когда пациент информируется о том, что препарат придет сегодня, приходите, он пришел. Горячая линия, здесь все специалисты знают, в какой аптеке сейчас есть какой препарат, они могут сориентировать, куда может пациент прийти, в какую аптеку, где может забрать препарат, где он сейчас есть в наличии.

         Щукина: Скажите, пожалуйста, в городе Ханты-Мансийске очень большая проблема с узкими специалистами, в частности, со специалистом невропатологом, отсутствием эпилептолога. Т.е. к самому специалисту невропатологу попасть крайне сложно, талонов к нему нет. Очередь огромная, особенно она возникает (просто апокалипсис) после того, как человек уходит в отпуск. Т.е. не заменяется никем. Заменить препарат, назначенный эпилептологом, крайне сложно. Получить осведомленность о том, что когда будет получен этот препарат, я вынуждена, например, по препарату, была искать по всему округу, замену этого препарата или чтобы другой родитель поделился со мной дозой необходимой (от своего ребенка отнял и дал моему), потому что была просрочена эта поставка лекарства на 3 недели. Как в таком случае решать эту проблему?

         Малхасьян: Скажите, а в каких поликлиниках проблема с доступом? В каких филиалах?

         Щукина: Город Ханты-Мансийск, Детская поликлиника.

         Малхасьян: А когда вы пытались записаться к неврологу и не попали?

         Щукина: К невропатологу я записывалась 3 недели назад, через педиатра, в итоге отстояла очередь и попала к специалисту, выписанное лекарство мне будет позже. Сейчас я получила свое лекарство, так скажем, у меня сейчас нет проблем, лекарство ребенку доставлено. Но вот как эпилептолог, она не может назначить, поменять лекарство не может, т.е. у нас в городе Ханты-Мансийске сложилась ситуация такая, что эпилептолога нет, невропатолог эти проблемы не решает, запись к эпилептологу у нас в городе Нижневартовске очередь на полгода.

Малхасьян: Детскому?

Щукина: Детскому, да. А в Хантах очередь 2-3-4 месяца. Вот, например, в данном случае ребенку не помогают лекарства на протяжении 2 лет. Меняем одно лекарство, меняем другое лекарство. Родители вынуждены ездить по округу, самостоятельно искать эпилептологов, искать специалистов, договариваться о видео-, ЭГ-мониторинге. В городе Ханты-Мансийске простаивает оборудование, насколько я знаю, больше 7 лет.

Малхасьян: В окружной клинической больнице?

Щукина: В больнице, окружная больница. ЭГ-мониторинг, видеомониторинг не делается. Делали последний раз 7 лет тому назад. В городе Сургуте та же самая проблема, там нет эпилептологов, мы вынуждены, родители брать все на себя, вынуждены приглашать эпилептолога и приглашать его с оборудованием, видео-, ЭГ-мониторингом, чтобы они приехали в этот город, сделали детям, целенаправленно всем, т.е. мы собираем очередь, несколько человек, чтобы дети прошли ЭГ-мониторинг, потому что родителям очень трудно выехать за пределы округа по одному.

Малхасьян: Готовы разобраться в этом вопросе, по отсутствию эпилептологов в Сургуте удивлен, потому что единственный в округе эпилептологический центр специализирован на базе Сургута.

Щукина: Ну, может быть, я что-то упускаю…

Малхасьян: Он единственный, эксклюзивный в округе…

Щукина: Ну, в Ханты-Мансийске нет…

Малхасьян: В Ханты-Мансийске нет, к сожалению. Такая специальность штучная, сложно врачей привлекать, ищем, занимаемся, но сложно искать, потому что они из вузов единично ежегодно выходят специалисты, по всей России разъезжаются.

Щукина: Какой порядок в данном случае?

Малхасьян: В данном случае порядок – это работа с неврологом. На самом деле, неврологи, они проходят специализацию эпилептологии, и корректировать терапию они могут. В случае если они не справляются, они направляют в эпилептологический центр региональный. В Сургуте ближайший, дальше от нас – это Нижневартовский, специализированная детская больница.

Щукина: Т.е., как я понимаю, невропатолог должен решать проблемы детей с эпилепсией.

Малхасьян: Да, он закрывает вопрос здесь и сейчас. Эпилептолога же сейчас нет, вариантов других нет. Но если он не справляется, невролог либо педиатр должен направить ребенка туда, где справятся. У нас возможности в округе, они для этого и есть, и стационарное лечение, и дообследоваться можно, и назначить необходимое лечение можно.

Щукина: Скажите, пожалуйста (извините, что я вас перебью). Ну, хорошо, если невропатолог не может, не разбирается в этом вопросе по назначению лекарств эпилепсии, он же может организовать работу по направлению этого ребенка в стационар? Правильно?

Малхасьян: Конечно, я об этом и говорю. Поэтому предлагаю в конкретной ситуации разобраться.

Щукина: А мне предложили этот вопрос решить самостоятельно.

Малхасьян: Ну, давайте за пределами прямого эфира мы с вами сядем и обсудим этот вопрос, по конкретному случаю.

Щукина: Хорошо, но вот т.к. нет, у нас получается, что в городе у нас нет возможности получить данные услуги медицинские.

Сухатская: Ирина говорит, что это не единичный случай озвучивают.

Щукина: Да, конечно, это просто я на примере своего ребенка, на самом деле, очень много детей не получат эти услуги, они вынуждены выезжать в другие города.

Сухатская: Самостоятельно выезжают в другие города, жить, где сами придумают.

Щукина: Это очень сложно.

Сухатская: Но стационар там есть, возможность стационара в других городах, или не предоставляют?

Малхасьян: Эпилептологи везде в дефиците.

Щукина: У моего ребенка редкое заболевание, и нам очень сложно, ни одна больница не может нам приготовить кушать, извините. Мы вынуждены выезжать семьей, чтобы кто-то один готовил кушать отдельно, приносил нам в больницу.

Малхасьян: Это у нас?

Щукина: Да.

Малхасьян: Ну, давайте конкретно сядем, столько много вопросов, для меня удивление большое, я готов сесть, обсудить, проработать и потом рассказать, чем все закончилось.

Щукина: Хорошо.

Башмакова: Что делать, если врач предлагает: решите самостоятельно?

Малхасьян: Жаловаться на врача, в Минздрав, руководству учреждения, есть часы приемные у начмедов, у всех, их много в больнице, у главного врача, есть горячая линия Департамента Здравоохранения 8-800-100-86-03, куда можно обращение оставить, тут же разберутся, я вам гарантирую, у нас очень серьезно к этому относятся.

Сухатская: Так, хорошо, все, кто с нами сейчас по видеоконференции, все заинтересованные люди, пишите, потому, что практика показывает, если нет обращений, то проблема останется нерешенной.

Малхасьян: Конечно.

Сухатская: Итак, есть комментарии тех, кто у нас сегодня по видеоконференции по этому вопросу и тот, который мы поднимали ранее, насчет алгоритма получения рецепта? Продолжаем тему. Где есть перечни лекарств для льготной категории? Как в них ориентироваться?

Климшина: Все действующие перечни есть на доступных порталах, в том числе и Правительства Ханты-Мансийского автономного округа. И все перечни есть в регистратуре поликлиники, может быть, в кабинете у лечащего врача не у всех есть, но вот на стендах они обязательно есть. Либо если на стенде, либо в регистратуре вы их не увидели (я сама проходила по окружной клинической больнице, просматривала – везде есть), можно обратиться к заведующей поликлиникой, в крайнем случае, к начмеду, либо к главному врачу в приемной. И у всех есть действующие перечни льготных лекарственных препаратов. А как в них ориентироваться, подскажет лечащий врач или заведующий поликлиникой.

Сухатская: так, хорошо, думаю, будет наверно удобнее тем, кто маломобильные люди, это через интернет.

Малхасьян: я предлагаю дополнить. Действительно, особенно для маломобильных наших пациентов, можно зайти на сайт Департамента Здравоохранения, там есть раздел «Для пациента», где вы выбираете раздел «Лекарственное обеспечение». Там есть федеральный перечень, если не ошибаюсь, у нас там размещен региональный перечень, там размещен перечень для обеспечения пациентов с НЕРАЗБОРЧИВО заболеваниями, и пациентов с одним из 7 высокозатратных заболеваний, перечень также размещен, препараты конкретные.

Сухатская: Все, у кого есть доступ в Интернет, Департамент Здравоохранения, Для пациентов, весь список, все списки, все там есть. Думаю, все, кто задал этот вопрос, получили полный ответ. Есть ли комментарии по этому вопросу, дополнения? Идем дальше. Так, по какому принципу выписываются эти лекарства? По умолчанию, потому что положено или нужно просить?

Малхасьян: Тут можно наверно разделить, что конкретно спрашивает конкретный пациент. Вероятно, пациент спрашивает про факт назначения препарата. Значит, при конкретном заболевании разработаны стандарты и порядки лечения конкретных заболеваний, Министерство Здравоохранения ежегодно их обновляет. Данные стандарты включают конкретный перечень препаратов, которые назначаются при лечении определенного заболевания. Названия препаратов, указанные в Международных Непатентованных Названиях, соответственно, они обеспечиваются государством либо приобретаются пациентами в аптеках, в зависимости от тех торговых названий, которые утверждены либо льготными перечнями, либо ассортиментом, представленным в аптеках.

Сухатская: Пациент приходит к врачу, врач ставит диагноз, и сразу автоматически назначает…

Малхасьян: Врач проводит диагностику, врач ставит диагноз, врач назначает лечение в соответствии со стандартом лечения конкретного заболевания, в том числе медикаментозное лечение, которое включает…

Сухатская: То есть он обязан?

Малхасьян: Он не имеет права не назначить препарат, если он должен быть.

Сухатская: Он обязан сразу понять, что, допустим, этот препарат, он льготный, или наполовину, или монетизация…

Климшина: В зависимости от категории заболевания, если подходит под эту категорию.

Малхасьян: В зависимости от категории заболевания, от категории пациента, если пациент инвалид, не инвалид, есть участники боевых действий, есть участники Великой Отечественной Войны, у нас очень много льготных категорий за пределами инвалидности. Вот они…

Сухатская: Тоже подлежат именно льготному лечению?

Малхасьян: Тоже подлежат либо бесплатному лекарственному обеспечению, либо льготному. Есть конкретные заболевания, по которым препараты настолько дорогие, сколько не может обеспечить ни один пациент себя. Для этого проработаны перечни, в том числе семи высокозатратных в нозологии, НЕРАЗБОРЧИВО заболеваний. Государство тоже на себя берет обязанность по обеспечению данных пациентов.

Сухатская: То есть пациенты, у которых заболевание подходит именно под тот перечень льготных или бесплатных, они в любом случае получат именно такое льготное, бесплатное, они не будут за это платить, потому что врач понимает, что именно на это заболевание есть именно льготное лечение, т.е. им не нужно будет уточнить.

Малхасьян: Немножко не так. Пациенту нужно по-другому сформировать понимание. Препараты, которые необходимо назначить, они должны быть назначены, и пациент должен быть обеспечен, если данный препарат входит в льготную либо в бесплатную группу. Но, как правило, жизненно необходимые препараты, они предоставляются на льготной либо на бесплатной основе, как правило.

Сухатская: Хорошо.

Башмакова: А если врач не назначает бесплатные, а предлагает платно купить эти препараты?

Малхасьян: Смотрите, тут тоже нужно правильно понимать конкретную ситуацию, разбираться в ней конкретно. Нужно понять, врач отказывается назначать лечение? Врач не имеет права отказываться от назначения лечения. Он в любом случае назначил пациенту лечение, то, которое регламентировано стандартом лечения. Стандартом предусмотрено назначение 4 препаратов. 4 препарата в любом случае пациенту назначено. Врач считает нужным, что пациент должен принимать еще какой-то препарат, потому что он считает что, скорее всего, ему станет еще лучше, пациенту. За пределами стандарта лечения, скажем так, к примеру, поэтому врач вполне имеет право порекомендовать пациенту принимать еще один препарат, но этот препарат не входит в льготный перечень, потому, что он является дополнительным, не основным, он дополнительный к лечению. Поэтому пациент, зачастую возникает конфликтная ситуация, она возникает не из-за того, что врач неправильно что-то сделал, а потому что врач нормально не проинформировал пациента, что это за препарат, почему он это назначает и как он может его приобрести. Это вполне нормальная рабочая ситуация.

Башмакова: Например, я пришла к врачу с гриппом. Мне выписывают лекарство платное, а то, что бесплатное в списке нет. Т.е. мне врач предлагает платный вариант.

Климшина: Есть разные виды штаммов гриппа, и у каждого штамма гриппа есть специальное лечение. И лекарственный препарат. Он не может просто назначить какой-то лекарственный препарат, который есть в льготном списке. Понимая при этом, что не поможет, здесь надо в конкретной ситуации разбираться.

Сухатская: В этом плане получается, что то, что поможет, его нет в льготном списке.

Малхасьян: Понимаете, вероятно, говорим по конкретному вопросу конкретных пациентов, мы говорим о конкретных ситуациях, сложившихся, случившихся. В них надо разбираться, но системы такой нет, что пациентам не назначают препараты, которых в льготном перечне нет. Вероятно, такие случаи имеют место быть. Я слышу это не только от инвалидов. Я слышу от других, почти от здоровых пациентов. Ежедневно такие случаи случаются. Мы в них разбираемся. И урегулируем эти ситуации.

Сухатская: То есть это может быть такое, что пациенту нужен препарат, которого, к сожалению, нет в бесплатном списке, бесплатных или льготных препаратов.

Малхасьян: Да, конечно.

Башмакова: Если подходят те препараты, которые в льготе находятся, конкретному человеку, то врач их выпишет? Т.е. врач обязан выписать льготный препарат?

Климшина: Не обязан. Если врач решит, что назначит такое лечение из тех препаратов, которые в списке есть и сможет он вылечить этим лекарственным препаратом, то он их назначит и выпишет рецепт. Но бывает так, что те препараты, которые в льготном списке, не подходят пациенту.

Малхасьян: Еще раз обращаемся к решению врача. Врач решил назначить препарат конкретный при лечении конкретного заболевания. Этот препарат либо может быть в списке, либо он может отсутствовать. От этого нужно отталкиваться. Скорее всего, в списке препаратов, которые требуются для лечения конкретного вируса гриппа, данного препарата нет, действительно.

Сухатская: То есть здесь панацеи ждать не приходится. Ну, это логично. Всех препаратов в списке быть не может.

Малхасьян: При разных заболеваниях назначаются разные препараты. Всех препаратов в вписке нет.

Сухатская: Это логично. Здесь многие понимают, что все новые препараты, я думаю, что каждый день выходят новые и новые препараты. Их там быть всех не может.

Малхасьян: Нужно иметь в виду, что грипп сегодня тоже лечится по-новому. Заметили наверно многие. В округе очень серьезно относимся к гриппу. Потому что с гриппа иногда пациенты погибают. В современном мире это нонсенс. Такого быть уже не должно, поэтому, даже приходя в поликлинику с симптомами ОРВИ, с температурой, пациенту назначают анализы, берут мазок из зева, из полости носа, для вирусологических исследований. Определяют вирус, штамм вируса. Под конкретный штамм вируса назначают конкретный препарат. Он не стандартный для всех гриппов. Он разный. Так вот есть препараты, которые входят в льготные перечни, а есть препараты, которые не входят в льготные перечни. В том числе в те перечни, которые устанавливает федерация. Тоже нужно правильно понять. На самом деле здесь не к пациентам вопрос, а вопрос к нашим врачам, которые плохо работают с пациентами. Они не объясняют доступно и понятно для пациентов, почему он назначил этот препарат. На что он действует и как пациент его может получить. Тем более, если это касается инвалида.

Сухатская: Раз у нас поступают вопросы.

Панасова: Что мы можем посоветовать в данном случае нашим инвалидам. Может более внимательно и детально изучать те рецепты, которые выписывает врач, разговаривать, спрашивать.

Малхасьян: Наверно более детально расспрашивать врача, разбираться в рецептах бесполезно. Там написан конкретный препарат и конкретная форма его приобретения на латыни. Надо общаться с врачом. Пытайте врачей, пусть объясняют, если конкретная ситуация и врач немногословен.

Панасова: Если что-то непонятно, не уходить пока не получишь конкретный ответ. Что бесплатно, что платно. Что рекомендовано, что в обязательном порядке.

Климшина: Если что-то непонятно, то есть для этого заведующий поликлиникой, который однозначно сможет пояснить, либо начмед. Все грамотные специалисты, все помогут.

Башмакова: А есть ли какие-то памятки?

Малхасьян: Да, конечно. У нас центр медицинской профилактики окружной. Он в эпидемический сезон, когда подъем заболеваемости вирусными заболеваниями, респираторными, у нас большое количество листовок печатается, распространяется в социальных учреждениях, медицинских учреждениях, раскладывают на столах, у врача на приемах, чтобы пациенты, пока врач заполняет документ, смог ознакомиться. На самом деле они есть. Есть на сайте департамента, есть на сайте центра медицинской профилактики, они есть, да, действительно. Но на самом деле нужно просто общаться, расспрашивать врача очень подробно, спокойно, не стесняться, не прибегать к претензионному порядку в виде написания жалоб. Это долгосрочный вариант решения вопроса. Максимум тридцатидневный. Мы понимаем, ответ поступит, но проще решить здесь и сейчас. В спокойном порядке. Если врач не ориентируется, не может объяснить, такое, к сожалению, случается, можно зайти в соседний кабинет, к заведующим отделением, к конкретному руководителю данного врача, задать ему вопрос, правильно ли меня лечат? Правильно ли препарат мне назначен. Заведующий никогда не откажет, никогда не нагрубят, не нахамят. Это руководители, они отвечают головой за свою службу. Вариантов нет.

Сухатская: Чувствую целая очередь к заведующему.

Малхасьян: Ничего страшного.

Сухатская: Думаю, они будут рады. Хорошо. Есть ли комментарии по этому вопросу? У нас есть заключительный вопрос по данному большому вопросу. По данной теме. Кто выписывает (врач или узкий специалист) и если нет узкого специалиста (у нас сегодня этот вопрос был уже поднят), но есть заболевание, кто в этом случае выписывает рецепт? Ну, вот сегодня прям это уже было, тема затронута.

Малхасьям: На самом деле вопрос понятный. Выписывает рецепт врач. Врач бывает разный. Врач бывает участковый. Врач бывает узкоспециализированный. То бишь, специалист, то есть врач есть участковый терапевт (участковый педиатр). Мы понимаем это тот врач, который вас наблюдает на участке постоянно. Вас знает в идеале.

Сухатская: Если что направляет вас.

Малхасьян: В идеале, но у вас идеал срабатывает со словом педиатр, идеальный вариант когда педиатр знает своих детей и взрослые врачи тоже знают своих пациентов, которые часто лечатся, получают лечение. Если необходимо назначения специализированного лечения по кардиологической, неврологической патологии, проктологической, либо еще какой патологии, врач участковый назначает узкому специалисту кардиологу, травматологу, невропатологу, он тоже имеет право назначить лечение, либо третий вариант, когда лечение назначает врачебная комиссия. Это группа из нескольких врачей, которой принимается местное решение по особо сложному случаю. Когда принять решение не может единолично один из специалистов, которых я назвал ранее. То есть вот такой порядок назначения лекарственного препарата.

Башмакова: А если нет специалиста?

Щукина: Один раз у нас выписывал педиатр.

Малхасьян: Смотрите, педиатр имеет право выписывать любой препарат, так же как и терапевт, участковый, любой препарат, если перечень ее компетенции и перечень тех рекомендаций узких специалистов, которые до нее пациента наблюдали и рекомендовали, если такие рекомендации есть. Она имеет право пользоваться. Узкий специалист смотрит, как правило, не назначает, а рекомендует участковому специалисту назначить тот или иной препарат. Потому что он считает так нужным либо выписывает его самостоятельно. Узкий специалист. Как правило, педиатры и терапевты этим пользуются, видят, что назначал кардиолог, что назначал невропатолог и пользуются этими назначениями, либо направляют пациента повторно к данному специалисту, чтобы специалист еще раз посмотрел.

Сухатская: Друзья, те, кто у нас сегодня по видеоконференции, мы вас слышим. Есть ли вопросы? Прошу прощения, плохо слышно. Прошу поближе к микрофону. Значит, мы просто слышали, как вы это обсуждаете. И так, давайте идем далее. У нас были вопросы из чата. Мы их передали нашим сегодняшним гостям. Я думаю, что они смогут ответить немного позже или может быть в частном порядке. Если время будет.

Климшина: Вот вопрос, как решается ситуация, если лекарство в списке есть, но ответ сейчас его нет? Здесь имеет в виду, наверное, в аптеку пришли.

Сухатская: Ну да, его нет сейчас в наличии.

Климшина: Решается это следующим образом: Вы оставляете рецепт в аптеке. В соответствии с приказами Минздрава России этот рецепт берут на отсроченное обеспечение. В течение десяти дней лекарственный препарат должен поступить в аптеку. Если оно не поступает, то тогда есть телефон горячей линии по льготному лекарственному обеспечению и уже предельно будут разбирать. Я озвучивала уже.

Сухатская: Сегодня уже был озвучен.

Малхасьян: Я вначале говорил, что это контролируемо. Если препарат не доехал до аптеки по каким-то причинам, врач, может, говорит то же самое, говорит, что в аптеке его нет, что он уже знает.

Сухатская: В любом случае надо прийти в аптеку, оставить рецепт, оставить телефон и вам позвонят, когда он придет. А он должен прийти.

Малхасьян: Аптека проинформирует, когда препарат появится у них на прилавке.

Сухатская: То есть какие-то перебои могут быть, но препарат в любом случае должен прийти до цели, так или иначе, в определенные сроки, хотя это конечно не совсем удобно пациентам. Здесь ничего не поделаешь.

Сухатская: Вот как раз мы плавно переходим ко второму вопросу нашего сегодняшнего заседания. Льготная аптека. И сразу же, как связаны врачи и аптеки. То есть врач всегда перед тем, как выписывать лекарство обращается в аптеку спрашивает, есть ли это лекарство или просто пишет, а там как повезет? Есть, нет?

Климшина: Ну что значит, как повезет? У каждого лечащего врача раз в неделю снимаются остатки, какие в аптеке есть и аптека информирует каждого лечащего врача на столе лежит либо в компьютере доступно информация о том, какие препараты есть в аптеке и он всегда в курсе, что есть, а чего нет.

Сухатская: То есть врачи всегда в курсе, что они назначают и не могут назначить что-то, чего сейчас в принципе сейчас в аптеках нет. Чаще всего они понимают.

Малхасьян: Во всяком случае, это очень сильно контролируемо, отрасль большая и не везде срабатывает на 100%. Но по большей части работает.

Сухатская: В списке есть.

Малхасьян: И у врача списки есть. И в аптеке списки есть. И они оба знают, где сейчас препарат конкретный.

Башмакова: Т.е. «врач» и «аптека» это разные структуры?

Малхасьян: Структуры разные, но система здравоохранения одна. И еще хочу сказать, что по льготному лекарственному обеспечению участвуют не все аптеки. У нас очень много частных аптек. Государственных аптек у нас меньше. Но все пациенты знают, где находится аптека, которая обеспечивает льготными препаратами в конкретном городе.

Климшина: Но если информация новая, то врач расскажет в какую аптеку конкретно нужно идти в Сургуте, какой препарат в какой аптеке. К какой аптеке прикреплена поликлиника и туда они идут и там получают свои лекарственные препараты.

Сухатская: Взяли на заметку, я думаю. Хорошо, мы переходим. В принципе, думаю, полный ответ был на данный вопрос. Имеет ли право аптекарь проигронировать указанное количество лекарства в рецепте врача, и, сделав свои пересчеты, выдать меньшее количество. Врач выписывает тест-полоски на квартал, а в аптеке дают только на месяц. То есть врач дает рецепт сразу на три месяца, а аптекарь дает на месяц. Имеет ли право так аптекарь делать.

Климшина: Провизор или фармацевт, если, например, у них сейчас нет в наличии одной упаковки, они дозакажут и через десять дней привезут оставшееся количество. На квартал выписывают вообще в исключительных случаях. Выписываются на три месяца только определенным категориям больных. Вообще по стандартам по всем люди, страдающие хроническими заболеваниями, должны не реже одного раза в месяц появляться у своего лечащего врача.

Малхасьян: На самом деле так называемую «вилку» мы в округе предусмотрели для того, чтобы льготный пациент мог обеспечиваться необходимым количеством препарата или расходных материалов, при возникновении у него определенных жизненных обстоятельств. Он поехал в отпуск. Мы должны это предусмотреть. У него нет возможности за пределами округа ХМАО Югры сходить за препаратом. Вероятно, этот препарат в льготном составе в другом регионе не предоставляется. И не предоставится. Поэтому мы предусматриваем такую возможность. Но это не говорит о том, что всем пациентам поголовно будет выдавать на три месяца препараты. Препарата не хватит другому пациенту. Мы понимаем, что закупка разовая, препарат имеет срок годности. Мы постоянно закупаем новые препараты. Постоянно поставляет в аптеки. Он имеет свойство кончаться. Мы его дополняем. И в некоторых ситуациях аптекарь видит остатки у себя на складе, он выдает на месяц, но имеет право отказать пациенту выдать остальные две порции. Он записывает и выдаст чуть позже, когда аптекарь отказывает полностью в выдаче препаратов на два месяца вперед (уходите и приходите ко мне только через месяц повторно) он может забрать аннулировать рецепт. Это неправомочно. И не правомерно. Но нужно обращаться на горячую линию. Звонить на горячую линию, в любом случае пациент получит свой трехмесячный запас, но возможно не сегодня, а в течении десяти дней.

Сухатская: Думаю, вполне полный ответ опять же. И заключительное по этому вопросу. Как относиться к отсутствию лекарств в аптеке: жаловаться, принять с мыслью все равно дадут и без лекарств меня не оставят.

Малхасьян: Еще раз возвращаемся. Вопросы все одинаковые. Видео пропадает постоянно. Надеюсь, нас слышат коллеги, пациенты. Вопросы одинаковые в разной формулировке. Уже понятно неоднократно. Препаратом пациент будет обеспечен в любом случае.

Сухатская: Если, допустим, сейчас нет, то это будет позже.

Малхасьян: Если его нет, он появится в аптеке. Оставьте рецепты в аптеке, оставьте свой телефон, вам позвонят, вас пригласят. Если не срабатывает – горячая линия и всевозможные методы воздействия на систему.

Сухатская: Если какой-то форс-мажор, то в любом случае через десять дней …

Малхасьян: Мы не исключаем, что система где-то не срабатывает, но об этом надо нам сообщать.

Сухатская: Здесь у нас основные три момента, в каких случаях можно обращаться в формулярную комиссию, в каких случаях можно, есть шанс на положительное решение и куда и как подать документы. Т.е. такой глобальный вопрос по формулярной комиссии: в каких случаях можно обращаться, в каких случаях есть шанс на положительное решение (скажешь, что да, есть) и как, куда подавать документы, т.е. сам алгоритм – куда идти, с чем идти и т.д.

Малхасьян: Формулярная комиссия – она разная бывает. На самом деле, пациента должна интересовать та комиссия, которая проводится в самом медицинском учреждении, по тем случаям, когда лечить пациента надо здесь и сейчас, ситуация сложная, к сожалению, препарата нет ни в каком перечне, он пациенту жизненно необходим (от слова «жизнь»). Проводится врачебная комиссия в составе компетентных специалистов, руководителей, заведующих. И если эта комиссия считает, что данный препарат нужно назначить, комиссия назначает препарат, и тогда препарат уходит в Департамент Здравоохранения на рассмотрение в так называемую формулярную комиссию – это более высоко стоящая комиссия, которая рассматривает случаи повторно, главные штатные специалисты департамента здравоохранения по профилям деятельности, это серьезные врачи в большом составе рассматривают случай, если необходимо, то принимать решение об индивидуальном обеспечении данным препаратом конкретного пациента. Это сложный вопрос, но он работает в сложных жизненных ситуациях, когда здесь и сейчас препарат необходим. Не в каждой ситуации, но в самых сложных он срабатывает.

Башмакова: Но этот препарат должен быть в перечне?

Малхасьян: Да, тот препарат, который на федеральном уровне утвержден, он там находится, либо тот препарат, который утвержден на региональном уровне, которого нет на федеральном, он находится в региональном перечне. Все остальные препараты за перечнями, всеми, которых я называл, предоставляются в индивидуальном порядке после всех этих огромных больших серьезных комиссий, которые проводят врачи.

Сухатская: Здесь есть вопрос насчет документации, документов, которые необходимы для того, чтобы в принципе стартовать этот длинный алгоритм.

Малхасьян: Это головная боль врача, пациент не должен об этом думать.

Сухатская: Врач диагностирует и потом уже… А если врач не знает?

Малхасьян: Если врач не знает, выберите другого врача, который знает.

Климшина: Знает заведующая поликлиникой.

Малхасьян: Если не знает заведующая, знает начмед. Если не знает главный врач, знаю я.

Башмакова: В моем случае заведующая не знала.

Малхасьян: Это какие-то опять мы говорим о каких-то отдельных случаях, когда вся больница не знает, как лечить пациента. Но так не бывает, коллеги, еще раз говорю. Если один врач не может разобраться в лечении пациента, он собирает врачебную комиссию. Из 10-15 врачей.

Сухатская: Лично я была на такой. К слову, это весело. Нет, это было не весело, это очень было долго и муторно, но это работает. К счастью нашему, работает. Потому что, ну, давайте сразу проясним момент – это не будет быстро. Если я правильно поняла, это человеческий фактор: пока собрались, пока это все оформили, документы пока ушли, быстро не получится.

Малхасьян: врачебная комиссия разная бывает, бывает, когда пациент, скажем так, погибает в реанимации, врачебная комиссия в считанные часы проводится и препарат находится. Система здравоохранения живого организма, она мобильна, она подстраивается под конкретную ситуацию, поверьте.

Башмакова: Насчет Севорана, для детей с РАС. Если назначают детям с РАС препарат, и он не подходит, а вот именно этот препарат Севоран, его нет.

Малхасьян: На самом деле, миллионы названий препаратов, все мы тоже не можем запомнить. Мы готовы разобраться в конкретной ситуации по конкретному ребенку, если препарат не выдается, и объяснить родителям, как они могут получить препарат. Вы нам за пределами нашего совещания сообщите ФИО пациента, город, где препарат назначен. Мы разберемся, сообщим родителям.

Сухатская: У нас есть все данные, кто к нам обращался по этому вопросу, у нас есть контакты тех людей, которые к нам обращаются в штаб. Итак, дорогие гости, кто сегодня с нами, давайте подведем итоги, зададим последний вопрос, если они у нас еще есть, озвучим то, что у нас уже сегодня звучало насчет горячих линий. Вопросы у нас были направлены, у тех, кто нам писал сегодня в чат, мы все отправили нашим сегодняшним гостям. Если какие-то вопросы, на которые уже сейчас можно ответить. Если нет, то наверно вы можете связаться чуть позже по этим вопросам.

Малхасьян: На самом деле, может быть, на той стороне экрана есть вопросы, давайте коллегам зададим вопрос.

Сухатская: Они как раз пишут в чат, вот эти все листочки, которые мы вам передаем, это все от них. Если готовы сейчас, то можно в принципе продолжить сейчас, время у нас есть.

ВОПРОС ИЗ ЧАТА: Обязаны ли выдавать иглы, шприц-ручки инвалидам с первым типом диабета согласно Распоряжению Правительства, инсулинозависимым, обязаны ли, значит, у нас обеспечивается расходкой к шприц-ручкам все дети-инвалиды, и обеспечиваются, я так понимаю, у нас взрослые, какие группы?

Климшина: Те, кто имеют инвалидность, те да, обеспечиваются за счет федерального бюджета.

Башмакова: Не обеспечиваются по факту.

Малхасьян: Распоряжение подписано 31 декабря 2018 года, вот с этого момента они обеспечиваются. Сейчас проходят закупки. Еще раз говорю, подписалось распоряжение, принято решение, расходка закуплена, она, когда поступит в аптеки, она начнет продаваться конкретной группе пациентов. У нас после принятия решения, сегодня мы примем решение, завтра препарат в аптеке не появится, если его там ранее не было. Надо понимать логистические моменты: мы должны купить препарат, отторговать, провести все аукционы. Понимаете, как закупает государство препараты и расходные материалы, на это нужно время.

Башмакова: С какого периода?

Климшина: Это надо конкретно узнавать, я не владею сейчас такой информацией.

Малхасьян: Нужно конкретно знать, сейчас не были готовы по шприц-ручкам общаться... По конкретному вопросу, где не выдаются шприц-ручки и когда в конкретной аптеке они появятся. Был ли аукцион, и где поставка.

Сухатская: Дорогие гости и кто у нас сегодня по видеочату, пожалуйста, отпишитесь, кто у нас задавал вопрос именно по предоставлению расходных материалов для инсулинозависимых детей. Либо в группе Вконтакте, либо на электронку, пожалуйста, напишите контакт, чтобы мы смогли вам ответить по этому вопросу и обеспечить информацией.

ВОПРОС ИЗ ЧАТА: ФК для увеличения количества тест-полосок для детей и взрослых, инсулинозависимых диабетом может решить проблему?

Климшина: У нас утвержден стандарт оказания амбулаторной медицинской помощи для диабета первого типа, для людей, страдающих сахарным диабетом первого типа, и там конкретное число измерений в день утверждено. И вот согласно этому стандарту мы обеспечиваем тест-полоски. Выше распоряжения Министерства Здравоохранения мы не имеем полномочий обеспечивать, и формулярная комиссия к этому никакого отношения не имеет. Вообще формулярная комиссия – это совещательный орган.

ВОПРОС ИЗ ЧАТА: Скажите, пожалуйста, существуют ли льготы для детей-инвалидов, состоящих на учете, например, в офтальмологическом центре ребенок стоит на учете по зрению, слабовидящий ребенок. Нужно ли постоянно брать талоны к врачу, чтобы попасть на прием, либо есть какая-то льготная очередность?

Малхасьян: Давайте так отвечу. Основной врач у любого пациента – участковый врач, у ребенка – это участковый педиатр. Если ребенок стоит на диспансерном учете у офтальмолога, на стадии лечения, сейчас здесь он лечится, офтальмолог сам назначает ему явки, когда он к нему придет. И дает даты. Если сейчас родители ребенка приняли решение, что давно не были у офтальмолога, нужно сегодня сходить к офтальмологу, нужно об этом сказать педиатру. Педиатр организует этот прием, если посчитает нужным. Если действительно в данном случае необходимо ребенку вновь показаться офтальмологу. Эти вопросы спокойно решаются через педиатра. Просто так, конечно же, решить вопрос записи к офтальмологу – записаться можно, система позволяет записаться к офтальмологу через электронные ресурсы и т.д., но это более долгоиграющая система, нежели обратиться к педиатру, если необходимо здесь и сейчас попасть, как правило, все работает, попадает пациент к узким специалистам.

Сухатская: Есть ли еще вопросы? Пожалуйста, пишите в чат. По регламенту, мы сейчас уже будем, конечно, завершать наше заседание, но…Я думаю, что сейчас стоит как раз озвучить горячие линии.

Климшина: Да, телефон горячей линии по льготному лекарственному обеспечению, он находится в Сургуте, код города Сургут 34-62, и телефон сам 35-54-84, либо последние 85, это центр лекарственного мониторинга.

Малхасьян: По вопросам здравоохранения телефон горячей линии многоканальный бесплатный 8-800-100-86-03, он расположен на сайте Департамента Здравоохранения https://dzhmao.ru/, коллеги и уважаемые пациенты, я также обращаю внимание на то, что на сайтах каждое медицинское учреждение размещены телефоны руководителей этого учреждения, главного врача, заместителя главного врача, заведующего детской поликлиникой или взрослой поликлиникой по решению проблемных и сложных вопросов, в том числе и спорных вопросов. Туда тоже нужно обращаться, и, коллеги, обращаться туда нужно в первую очередь. Как правило, вопрос решается сегодня же. Обратите внимание.

Климшина: Хотелось бы напомнить, может кто-то позже присоединился, на сайте admhmao.ru в разделе «Обращения граждан» есть вкладка «Ответы на часто задаваемые вопросы», и там же есть раздел «Лекарственное обеспечение», очень подробно все расписано: и права, и обязанности, и ответы на часто задаваемые вопросы, посмотрите, пожалуйста.

 

Опубликовано: 02.05.2019        Обновлено: 02.05.2019 14:26