Размер:
Цвет:

стенограмма 14.02.2020

Заседание 14.02.2020

Сухатская Юлия Викторовна: Всех присутствующих и в студии, и на видеосвязи, пожалуйста, представьтесь перед тем, как высказаться, потому что мы все, возможно, незнакомы друг с другом; нам важно понимать, откуда идет предложение и вопрос. Давайте посмотрим, что у нас есть. У нас есть 2 блока вопросов: первый – касается задержки компенсации, второй – это качество ТСР. Прежде чем перейти к вопросам, Михаил Владимирович, вы бы хотели что-нибудь нам рассказать, освятить какую-то информацию. Вам слово.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Добрый день.  Можно, конечно, цифры озвучить, сколько нам в прошлом году довели ассигнований. Для понимания общей картины могу сказать, что в прошлом году нам довели 288 миллионов рублей. Мы заключили на эти деньги 168 государственных контрактов, закупили больше 3-х миллионов технических средств реабилитации – это протезы, аппараты, кресло-коляски, абсорбирующее белье, спецсредства при нарушении функций выделения и многое другое. Значит, мы израсходовали 99,2% выделенных ассигнований, то есть практически все деньги мы освоили. Но освоили – это, конечно, 99,9. Освоили – не просто освоили, а постарались максимально обеспечить инвалидов этими средствами реабилитации и закрыть максимальное количество заявок. Поскольку у нас не стоит задача освоить эти деньги, а стоит задача максимально обеспечить людей, поэтому мы смотрели цена/качество товара. Весь товар, который поступал на территории Югры, мы принимали комиссионно. Это работали и наши сотрудники, принимали участие общественной организации инвалидов и представителей социальной защиты. Комиссии работали во всех муниципальных образованиях, поскольку для нас это принципиально важно – исключить какие-то недобросовестные действия со стороны подрядчиков, со стороны поставщиков, чтобы не получилось так, что на одну территорию они привезли качественный товар, а на другую поставили совершенно другое. И мы, таким образом, осуществляли полноценный контроль за тем товаром, который поставляют на территорию Югры. К 12-и поставщикам, которые нарушили сроки поставок – у нас и такое бывает – или нарушили качество товара, мы применили штрафные санкции на общую сумму более 600 тысяч рублей и заставили подрядчиков выполнить все условия госконтракта. Вот очень коротко, все.

Сухатская Юлия Викторовна: Смотрите, Михаил Владимирович, давайте тогда по первому вопросу: задержка компенсации.  Штаб провел такой опрос: с какой проблемой вы сталкиваетесь чаще всего при обращении в Фонд социального страхования? Результаты были вот такие, было несколько вариантов ответов: плохая работа сотрудников, грубость, недостаточные ответы – 0%, здесь все хорошо; некорректная, неподходящая ТСР – 9% , и задержка компенсации и выдачи ТСР – 91%. То есть этот перевес просто глобальный, именно в задержке, задержки выдачи ТСР. Из-за чего это может случаться, то есть в чем может быть проблема?

Рыбьяков Михаил Владимирович: Задержка выдачи или выплата компенсации?

Сухатская Юлия Викторовна: Задержка компенсации и выдачи ТСР. Получается, люди покупают за свой счет, потом присылают чеки и ждут, когда вернутся деньги за это.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Да. Значит, есть определенная проблема в этом, мы согласны. Дело в том, чтобы выплатить компенсацию, нам необходимо принять решение в течение 30 дней плюс 30 дней на перечисление средств. Но здесь одно «но»: при наличии средств на наших счетах. В тех случаях, когда у нас эти средства есть, мы без задержки перечисляем. Как только деньги заканчиваются, мы делаем заявку в Центральный аппарат фонда и при наличии там ассигнований нам перечисляют. Как я уже выше сказал, 99,9% мы ассигнования освоили, то есть эффективность освоения выделенных – очень высокая. К сожалению, да, не хватило тех средств, которые выделены на выплату компенсации, поэтому произошла определенная задержка.

Сухатская Юлия Викторовна: Но 91% – да, это то есть получается большая часть людей, которые присылают чеки за купленные товары, ТСР – они не получают их.

Ирина спрашивает вообще, что такое задержка компенсации?

Рыбьяков Михаил Владимирович: Задержка в выплате компенсации, то есть не за 60 дней, а несколько больше – 70, 80 дней.

Сухатская Юлия Викторовна: 60 дней – это вот стандарт, за который должны прийти деньги. Давайте тогда обратимся к нашим вопросам, которые пришли у нас в штаб прямо поголовно, давайте разберемся.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Сейчас мы по компенсации буквально 2 слова.

Сухатская Юлия Викторовна: Вот как раз по ним у нас будут вопросы.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Да, мы сейчас ждем финансирования, уже частично поступило финансирование 20-го года. Мы часть заявок уже закрыли и ждем очередного транша. Как только поступают ассигнования, так скажем, живые деньги – мы закрываем все заявки, поступившие у нас в 19-м году; и дальше будем закрывать. Наш округ является отчасти, может – лидером, может – нет, по количеству граждан, подающих заявления на выплату компенсации. Оставлять деньги только на выплату компенсации мы не можем, мы эти деньги частично и направляем; даже не частично на заключение государственных контрактов, дабы защитить права всех граждан, которые у нас стоят на учете. Поэтому мы и на контракты направляем и на компенсацию. Снять просто так деньги с госконтрактов мы не можем, поэтому частично…

Сухатская Юлия Викторовна: Больше заложить, но если у нас вот есть такая проблема, как задержка компенсации. То есть деньги в день выплачиваются, но вот тех средств, которые заложены на квартал – давайте посмотрим – допустим, не хватает, то есть задержка из-за того, что … Нельзя предугадать, да?

Рыбьяков Михаил Владимирович: Предугадать невозможно. Очень большую долю забирают у нас выделенных ассигнований на компенсацию, это протезные ортопедические предприятия. А протезы очень дорогие – 300, 500 тысяч, и поэтому здесь есть определенные сложности. При этом у всех граждан есть право получать средства реабилитации через обеспечение по госконтрактам. Вот всем говорим: как только человек подал нам заявление, мы учитываем эти заявки при заключении государственных контрактов, это и обувь, и коляски и так далее, и подгузники. И идет обеспечение по госконтрактам.

Сухатская Юлия Викторовна: Дорогие друзья, есть, что сказать по видеосвязи? Мы вас слышим.

Васильева Елена Николаевна:  Добрый день, Васильева Елена Николаевна, заведующая центром сурдологии и слухопротезирования. У меня вопрос по Федеральному списку обеспечения. Скажите, пожалуйста, вот вы сказали, что в каждом субъекте существует почти комиссия, куда пользователи могут обратиться с вопросом, например, если не подошло техническое средство, правильно я поняла?

Рыбьяков Михаил Владимирович: Это вопрос по медико-технической экспертизе. 

Сухатская Юлия Викторовна: Скажите, у нас будет во 2-м блоке вопросов качество ТСР? А, срочный ремонт. Так, хорошо, ответим сейчас на этот вопрос?

Рыбьяков Михаил Владимирович: Как хотите, давайте сейчас. У нас, в нашем субъекте при региональном отделении существует медико-техническая комиссия. Ее порядок регламентирован приказом 605н, приказ Минтруда от 30.08.19 года. А также есть приказ 521н от 23.02.19 года. Это перечень технических средств реабилитации и протезно-ортопедических изделий, в отношении которых проводится обязательная медико-техническая экспертиза, даже по окончании срока эксплуатации этих средств. Значит, эта комиссия у нас работает, в нее входят сотрудники регионального отделения и есть другие специалисты. Порядок ее работы такой: если человеку подходит какое-то средство реабилитации; ну, не то, что не подходит, а вышло из строя  какое-то средство реабилитации: либо коляска, либо слуховой аппарат, либо что-то другое; либо просто вот если касается ребенка-инвалида, он вырос из коляски, поменялись антропометрические данные – человек имеет право написать заявление в Региональное отделение фонда социального страхования и передать либо электронным способом, либо принести в наши исполнительные органы муниципальных образований с подтверждающими документами. Мы принимаем это заявление в течение 15 дней. А как правило, у нас комиссия проходит каждый четверг. Мы рассматриваем, при необходимости выезжаем, в том числе к месту жительства домой к инвалиду, либо инвалид нам предоставляет это средство. И выносится несколько решений: либо о досрочной замене этого средства, если его эксплуатация дальше не подходит инвалиду, либо ремонте этого средства реабилитации. После того, как мы выносим решение – мы направляем вот это решение инвалиду, и на основании этого уведомления, решения человек пишет заявление либо на обеспечение, либо на ремонт данного средства реабилитации.

Васильева Елена Николаевна: А есть ли средства технического обеспечения, слуховой аппарат, изначально не подошел инвалиду. Например, у нас с последней партией идет, очень часто решало бы у пользователей, что, например, не была настройка произведена, аппарат не помогает. Куда нам рекомендовать, врачам, чтобы обратился с претензией пользователь?

Рыбьяков Михаил Владимирович: Если было по госконтракту, должны нам написать, то не была осуществлена настройка и так далее. Конечно, мы будем разбираться с поставщиком, почему такое произошло, поскольку у нас в госконтрактах по слуховым аппаратам обязательно настройка слуховых аппаратов. Так, Андрей Витальевич?

Васильева Елена Николаевна: Да, мы это знаем, и всегда так было.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Да, поэтому в этом году, в конце года вышел поставщик с другой территории впервые, и отчасти они не выполнили свои обязательства. Мы им выставили штрафные санкции. Если же слуховой аппарат, и вы, как специалисты, видите, что человек не слышит в этом – значит, надо что-то, в том числе и вносить даже изменения в индивидуальную программу реабилитации. И тогда, значит, снова ИПР к нам или мы будем обеспечивать по новой ИПР, новым средством реабилитации.

Сухатская Юлия Викторовна: То есть 2 варианта. Если, допустим, был качественный слуховой аппарат, то есть, это вина поставщика, они не настроили, и поэтому он не подходит. Или у самого человека с инвалидностью изменились…

Рыбьяков Михаил Владимирович: Да, если были рекомендации какого-то слухового аппарата мощного, к примеру, или слабой мощности.

Сухатская Юлия Викторовна: Нужно, допустим, мощней.

Васильева Елена Николаевна: Вот как раз здесь модель аппарата не устраивает, именно модель. А определение степени мощности как раз соответствует, никаких претензий к которому не было.

Рыбьяков Михаил Владимирович: А чем модель не устраивает: цвет, вид?

Васильева Елена Николаевна: Она не обеспечивает ту комфортность слуха, к которой привык пациент, и не были выполнены тоже вкладыши, также не были сделаны. Это проблема, они нас беспокоят этим. Хотя мы – государственная структура медицинская, не отвечаем за данный этот вид. Но она у наших пациентов важнее. Куда нам их переправлять, что нам делать?

Рыбьяков Михаил Владимирович: Значит, я думаю, надо будет написать нам заявление, пусть они к нам обратятся. Мы будем уже точечно разбираться, в чем причина.

Васильева Елена Николаевна: Спасибо большое, ответили на мой вопрос.

Сухатская Юлия Викторовна: Хорошо. Пожалуйста, не забудьте отправить все данные нашим гостям.

Волков: Можно вам вопрос задать?

Сухатская Юлия Викторовна: Да, конечно. Представьтесь, пожалуйста.

Волков: У меня такой вопрос, примерно схожий с этим. Вот ту говорят: не подходит. У нас, допустим, не подходит, но срок гарантии кончился. Как вот в этом: палка сломалась у человека? Подскажите вот, допустим, я тоже как бы объяснил, палка пришла в негодность, стерлась она; или телефон по сроку гарантии…

Рыбьяков Михаил Владимирович: Все очень просто. Если обеспечиваем, к примеру, мы, по госкотрактам, у каждого изделия есть срок, гарантийный срок эксплуатации, за что отвечает поставщик. Если в период гарантийного срока случился гарантийный, в этот период инвалид в любом случае обращается к нам с поломкой. Мы смотрим, делаем запрос поставщику. Если они подтверждают, что гарантийный случай – они его меняют за свой счет.

Волков: Это все понятно. Вот, смотрите: у меня кончилась, сегодня 14 марта, 15 марта.  У меня все, палка моя пришла в негодность или, скажем, речевой вот этот… В течение какого времени мне, вы скажете: «Вот туда-сюда, ждите месяц», а я с чем буду ходить в этот месяц или так далее? Когда поставка-то произойдет, ходить-то надо каждый день, скажем, если тем тотально слепым. И тот же телефон ему, тотальному, надо. Какое время-то: 2 месяца 1,5,3? Что вот, как он ходить будет?

Рыбьяков Михаил Владимирович: Тут есть вопрос, да.

Волков: Вот этот вопрос и надо проработать, потому что особенно тотально слепым, и вот он все слепой; куда ему,  палку даже ту? Вот он, допустим, я ему, как бы, остатки, это я могу. А он все – сел и никуда ему.

Рыбьяков Михаил Владимирович: У нас есть в пункте проката, в субъекте…

Волков: Опять же за деньги за свои?  У нас в Ханты-Мансийске есть такой?

Сухатская Юлия Викторовна: Конечно.

Волков: Есть пункт проката? Ну, не знаю, как-то.

Сухатская Юлия Викторовна: В Ханты-Мансийске он – РТЦ.

Рыбьяков Михаил Владимирович: И опять то время, тут вопросы по времени.

Волков: И опять же кто это будет компенсировать, пункты эти проката?

Сухатская Юлия Викторовна: Получается, прокат инвалидам бесплатно?

Волков: Может, какой-то резерв создать?

Сухатская Юлия Викторовна: Бесплатный.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Да мы не можем это создавать, у нас складов нет, мы не можем это сделать.

Панасова Елена Анатольевна: Можно я отвечу? У нас при каждом учреждении социального обслуживания существуют пункты проката. Информация об этих пунктах проката у нас размещена везде, в том числе в каждом отделении в МС и фонда социального страхования, там у нас на сайте.

Сухатская Юлия Викторовна: Там есть все?

Панасова Елена Анатольевна: По поводу всего не скажу. Там есть перечень обязательных видов, которые должны содержаться, это есть в каждом пункте проката. По поводу всех остальных ТСР нужно индивидуально выяснять в ближайшем пункте проката. В Ханты-Мансийске у нас такой пункт проката не в учреждении, он в РТЦ, реабилитационно-технический центр.

Волков: Это где у нас в Ханты-Мансийске?

Панасова Елена Анатольевна: Ленина, 74, насколько я помню. Но информация об этом подробная и у нас есть, размещена она на сайте. Мы можем ее даже разместить после сегодняшнего заседания в раздел сегодняшнего заседания вместе с повесткой.

Сухатская Юлия Викторовна: И в социальных сетях, думаю, можно ВКонтакте кинуть.

Панасова Елена Анатольевна: Можно разместить ВКонтакте.

Волков: Хорошо, понял. Хотя, конечно, тут вам надо работать, и, может, совместно чтобы таких не было, чтобы заранее, или еще у вас в наличии было. Конечно, проще: у человека кончилось – пошел, взял. 

Сухатская Юлия Викторовна: Но если бы мы могли постелить соломку везде, где…

Панасова Елена Анатольевна: То есть смотрите: конечно, возможно, решаем все в индивидуальном порядке.

Волков: Инвалидам надо помогать в таком случае.

Сухатская Юлия Викторовна: Есть прокаты, где можно бесплатно будет взять хотя бы на месяц-два, пока будет обрабатываться запрос. Слово, пожалуйста, Конаненко.

Конаненко Станилав Петрович: Центр бесплатной юридической помощи. Наверное, больше всего здесь вопрос касается того, что когда все-таки прошел гарантийный срок, и у человека него возникает вопрос о какой-то замене какой-то детали или его ремонта. Не все ТСР-ы подходят под ремонт в обычных мастерских. И здесь, конечно, возникают вот такие коллизии, когда человек не может обеспечить, не может купить эту запчасть. В Российской Федерации действует еще закон, который называется «Закон о защите прав потребителей» Там есть указанные сроки, независимо от того, насколько выставляет поставщик или тот же самый подрядчик, который идет. Там есть жесткие сроки, есть ответственность поставщиков и так далее. Вот надо осмотреть все законы. Тогда будет все нормально. По факту вот у вас все правильно сказано, потому что беря те же самые трости, те же самые наконечники, не везде они есть; те же самые электроколяски, обычные коляски, слуховые аппараты – замена того же самого вкладыша требуется. И вопрос по предыдущему: как человек получает направление на получение слухового аппарата? Он в любом случае проходит медкомиссию, его обследуют, выдают параметры того слухового аппарата, который должен быть ему предоставлен. И здесь тогда, или скажем, сам человек, может быть, допустил ошибку при освидетельствовании, или на самом деле было некачественно проведено медицинское обследование, когда ему начали вот именно этот аппарат. Здесь двоякое такое, но это надо разбираться и надо обращаться напрямую к поставщику или в Фонд социального страхования.

Сухатская Юлия Викторовна: Прямо в частном... Станислав Петрович, вот такой вопрос тоже возник: а вот как, в какие сроки делается, происходит ремонт? То есть, насколько человеку с инвалидностью нужно будет брать в прокат ту же самую трость, или коляску, или еще что-то?

Рыбьяков Михаил Владимирович: Ситуация в каждом случае индивидуальная. Бывают очень быстро сроки, бывают небольшие задержки. Все зависит от того, какое средство реабилитации. Вот в частности, мы в прошлом году впервые заключили, и будем продолжать практику с поставщиком на оказание услуги по ремонту кресло-коляскок. То есть уже есть контракт, уже есть договор, вот сейчас вот мы идем на стадии заключения очередного на 20-й год. И в случае, если ремонт этого средства реабилитации, как только будет заключение МТ – это 15 дней – в принципе, уже даем направление, и человек идет в эту, к этому подрядчику и уже осуществляет ремонт. И дальше уже зависит от подрядчика: есть ли у него в наличии эти запасные части, поскольку понимаете, что подрядчики тоже не все могут иметь склады здесь. Вы посмотрите:…

Сухатская Юлия Викторовна: В принципе, да, заказали из Москвы, приехало…

Рыбьяков Михаил Владимирович: … сейчас здесь магазины, и атомобильные, и прочие, они не держат…

Сухатская Юлия Викторовна: Это как в любом ремонте любого средства.

Рыбьяков Михаил Владимирович: … делают под заказ, а это такие же средства. А мы подзакупаем кресла-коляски различных фирм, и держать все абсолютно – никто не сможет этого. Мы это должны понимать с вами.

Сухатская Юлия Викторовна: Хорошо, Михаил Владимирович, большое спасибо. Я бы хотела завершить первый блок вопросов, который у нас был о задержке. Есть вопросы в видеоконференции?  

Шерстянкина Маргарита Анатольевна: Здравствуйте! Нижневартовск беспокоит.

Сухатская Юлия Викторовна: Представьтесь, пожалуйста.

Шерстянкина Маргарита Анатольевна: Да, конечно. Маргарита Анатольевна Шерстянкина, мама «особика». А скажите, вот в пику тех вопросов, которые сейчас вот были, в Нижневартовске у нас одна мама столкнулась с проблемой: ребенок потерял слуховой аппарат. Никто ей не смог с этим помочь, потому что он выдается там, как выясняется, раз в 5 лет. А он стоит 800 тысяч. Это не подъемные деньги, у ребенка откат начался, пока мы всем миром это все дело собирали. Скажите, как можно решать такие проблемы?

Рыбьяков Михаил Владимирович: Аппарат не покупали за 800 тысяч, мы покупали слуховые аппараты за 420-450 тысяч.

Шерстянкина Маргарита Анатольевна: Я лично видела счет, потому что я помогала этому ребенку, мы искали здесь спонсорские средства для того, чтобы его купить. Стоил он 749 тысяч.

Рыбьяков Михаил Владимирович: И он потерял его.

Шерстянкина Маргарита Анатольевна: Да-да-да. И куда бы мы ни обращались, нам, к сожалению, здесь никто не помог. Это ведь тоже такая ситуация, понимаете? Это дети, у взрослых вот, мужчина говорил: и трости ломаются, и все. А это ведь, это то, без чего ребенок не может дальше развиваться. Как такие вопросы могут решаться?

Васильева Елена Николаевна: Разрешите ремарку. Это не слуховой аппарат, во-первых. Давайте называть вещи своими именами. Это речевой процессор с системой кохлеарной имплантации был, который у нас выдается один раз в 5 лет гарантированно государством, плюс если у нас на территории ломается такой сложный прибор, есть замены: речевые процессора на период... Некоторые фирмы нам предоставили, частникам, на период ремонта. Родители отсылают его на фирму…

Шерстянкина Маргарита Анатольевна: К сожалению, я извиняюсь, он не поломался, а потерялся.

Васильева Елена Николаевна: Послушайте меня. Давайте: вы задали вопрос, я поясняю ситуацию. Дело в том, что да, речевой процессор стоит 800 тысяч, и сейчас мы говорим об утере речевого процессора. Если этот пациент носит его больше 5 лет, то у таких есть второй процессор дома. Но, честно говоря, на моей памяти это первый случай утери такой дорогой технологии на нашей территории, а занимаюсь я этим 11 лет.

Сухатская Юлия Викторовна: Елена Николаевна, такое бывает, это ребенок, он потерял. Еще срок не подошел, то есть вот 5 лет еще не прошло, ни запасного, ничего, а он утерян.

Васильева Елена Николаевна: Благотворительные фонды, и вот таким образом. Это мы раз в 5 лет меняем речевой процессор. Мы сейчас будем говорить, сколько дополнительно мы запчастей даем к этим процессорам, мы еще батарейки и прочее. Понимаете? Обеспечение идет более чем на 50 тысяч в год. Поэтому господа, кто носит речевые процессора. Мы вас предупреждаем: аккуратно. Я говорю: 11 лет, 230 случаев на территории, у меня только носители систем кохлеарной имплантации. Первый случай потери за 11 лет.

Сухатская Юлия Викторовна: Друзья мои, скажем так, нет официального способа решения этого, только благотворительные фонды, сборы. Прокат возможен где-то, вот временная замена, пока собираются деньги? Такое возможно, куда обратиться Маргарите? Пожалуйста.

Васильева Елена Николаевна: Только на гарантийный период ремонта. Мы договорились с фирмами, 4 фирмы-производителя, мы с ним договорились и они быстро высылают самому пользователю речевой процессор, в это время производится ремонт за счет фирмы, если ты является гарантированной поломкой.

Сухатская Юлия Викторовна: А у нас это не гарантийный случай, это не ремонт.

Васильева Елена Николаевна: …список, он у вас очень широкий, хороший, лучше, чем на остальных территориях. Меняются проводки к этим процессорам, есть аккумуляторы, батарейки. Это достаточно, чтобы 5 лет прекрасно ребенок или взрослый…

Сухатская Юлия Викторовна: Значит, не предусмотрен вариант потери такого дорогого аппарата.

Васильева Елена Николаевна: За 11 лет, мне даже первые 2 месяца не могли предоставить справку из милиции, что вообще этот аппарат утерян. Мы давайте не будем говорить это вот сейчас, это тяжелый случай и первый на территории, мы его отрабатываем.

Сухатская Юлия Викторовна: Большое спасибо, Елена Николаевна.

Давайте вернемся к Михаилу Владимировичу. Давайте прямо закроем вопрос с задержками компенсации, потому что у нас уже назревает вопрос по качеству ТСР, в который мы уже плавно перешли. Вы говорили, что сейчас поступит в бюджет, в 2020-м году, и вы закроете все долги за 19-й, потому что мне сейчас, передо мной 5 вопросов по задержке компенсации. Из Сургута, из Когалыма, из Нижневартовска, и все пишут, что 3 месяца, 4 месяца задержки компенсации, все чеки высланы. Ничего нигде не приходит, это те люди, которые сейчас будут…

Рыбьяков Михаил Владимирович: Они будут закрывать…

Сухатская Юлия Викторовна: Обеспеченны, да. А прямо скажите какую-нибудь цифру, порадуйте наших гостей. Когда примерно это случится? До конца 2020-го года.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Нет, да что вы. Я так думаю: либо в конце февраля деньги поступят, и мы сразу начнем. Первый транш у нас поступили деньги где-то в начале февраля, да? В конце января поступили, и мы сразу же первую часть сразу закрыли.

Сухатская Юлия Викторовна: В общем, если есть деньги – сразу же закрываются все эти у нас с компенсацией…

Рыбьяков Михаил Владимирович: У нас все будет, у нас деньги лежать – это 3 дня чисто для того, чтобы…

Сухатская Юлия Викторовна: Хорошо, но другого варианта, как бы, где-то побольше попросить, заложить больше в бюджет нет возможности, потому что это все будет индивидуально. То есть в этом, допустим, месяце вот такие у нас компенсации пришли, чеки, а вот в следующем меньше или больше.

Сухатская Юлия Викторовна: Максимальная дата, вот прямо скажите мне, пожалуйста, вот максимальная – 3 месяца 4 месяца, сколько могут ждать наши?

Рыбьяков Михаил Владимирович: Ну, за 19-й год?

Сухатская Юлия Викторовна: В принципе вот, допустим, выслала я сегодня чек. Но вот максимальное, сколько я могу ждать?

Рыбьяков Михаил Владимирович: По норме – 60 дней. Мы делаем все для того, чтобы…

Сухатская Юлия Викторовна: А финансирование поступает в течение там… вот как раз пока запросили, пока пришло.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Но вот как оно придет, так сразу мы перечислим.

Сухатская Юлия Викторовна: Добро. Ну, друзья мои, тогда да, здесь не совсем зависит от…

Рыбьяков Михаил Владимирович: Тут немножко придется подождать, мы делаем все, чтобы эффективно управлять этим процессом. К сожалению, я не буду абсолютно на всех говорить, но мы проверяем чеки. Есть такие случаи, когда часть людей просто нам присылает поддельные чеки, фальшивые чеки.

Сухатская Юлия Викторовна: Серьезно?

Рыбьяков Михаил Владимирович: Да. И вот буквально мы на днях в течение 19-го года нашли часть людей, эти деньги тоже отвлекаются от выплаты пособий. Мы стараемся пересекать. Один человек нам предоставил фальшивые чеки на 300 тысяч, другой на 800 тысяч. Сейчас мы материалы передали в правоохранительные органы, по одному человеку на днях будет решение суда, по второму возбуждено уголовное дело. А это тоже отвлекает эти деньги от тех, кто действительно…

Сухатская Юлия Викторовна: Да, пока по суду их вернуть – я сразу говорю, что это пройдет не один месяц. Если они уже ушли, так что.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Нет, деньги не ушли, мы успели предупредить, пресечь это все. Так что деньги мы потратили на выплату всех компенсаций. Я повторяю, 99,9 мы израсходовали.

Сухатская Юлия Викторовна: Дорогие друзья, поэтому, к сожалению, придется ждать. Здесь вот других вариантов не могут предложить наши гости, но деньги придут.

Рыбьяков Михаил Владимирович: У нас был случай, просто еще одну семью…

Людинский Александр Алексеевич: Вопрос.

Сухатская Юлия Викторовна: Да, пожалуйста, представьтесь.

Людинский Александр Алексеевич: Людинский Александр Алексеевич, опекун Семилетова Тамара, девочка, 10 лет, кохеларная имплантация. Ребенок. Через время не слышит, ремонт. Были в Сургуте и отправили на фирму, дали замену. Но вопрос в том: прислали договор, и в договоре сказано: если виноват ребенок – значит, за счет средств родителей. Вопрос: как я могу знать, насколько ребенок виноват и как это решается в данном случае?

Сухатская Юлия Викторовна: Интересно. Он просто так упал, сломал, или специально так?

Людинский Александр Алексеевич: Нет, не сломал, аппарат отказал. Поехали в Сургут, не могли определить. Вышли на какую-то там сопутствующую фирму, отправили в Питер, с Питера прислали договор. В договоре отражено, что вот если виноваты пользователи – значит, за ваш счет; если виновата фирма – за счет фирмы. Но ребенок есть ребенок. Она ходит на бассейн, ребенок девочка активная. Естественно, могло что-то поломаться. За чей счет, учитывая, что он 800 тысяч, если скажем так, даже 10% деньги-то немалые.

Сухатская Юлия Викторовна: Я думаю, что здесь вопрос опять же к Елене Николаевне, к нашим гостям, кто предоставляет это аппарат.

Васильева Елена Николаевна: … по конкретному случаю, вот здесь идет закон о защите прав потребителя. Значит, я пациента знаю, и если что, свяжитесь. Великолепно знаете мой телефон, свяжитесь со мной. Но это случай гарантийный/не гарантийный, да, решает фирма, по закону они смотрят: либо это поломка осуществлена, у нас и собаки грызли речевые процессора, и в различных травматических корпусах были и прочее. Если доказано, что это было нанесено эксплуатационно – это да, здесь, возможно, что будет выставлен счет. Но опять же я не могу сейчас полноценно ответить на этот вопрос. Если это гарантийный случай, например, какая-то поломка в частях проводящих или в самом процессоре, то делается бесплатно за счет фирмы. Мы даем вам документы, в данном случае тоже, гарантийный талон, мы ознакамливаем наших реципиентов и их представителей с тем, какие поломки являются гарантийными/ не гарантийными. С данной семьей мы работали.

Сухатская Юлия Викторовна: Хорошо, я предлагаю это решить прямо в частном порядке. Надеюсь, что Елена Николаевна свяжется, точнее, наши гости свяжтся с Еленой Николаевной и этот вопрос будет решен. Если я правильно поняла, будет просто разбор: это была неосторожность или это был несчастный случай, вот там какой-то проводок отошел. Я надеюсь, что все решится в пользу нашего гостя, потому что да, цифры просто чудесные.

Людинский Александр Алексеевич: Фамилия, просто телефон не вижу? Васильева. Спасибо.

ВОПРОС: Можно вопрос аппаратный?

Сухатская Юлия Викторовна: Елена Николаевна, пожалуйста, свяжитесь с ней.

Лаптева Нонна: Добрый вечер. Можно вопрос, аппаратов касающийся?

Сухатская Юлия Викторовна: Конечно! Давайте. Пожалуйста, представьтесь.

Лаптева Нонна: Лапкина Нонна, мама взрослого парня-инвалида по слуху, 20 лет. У меня вопрос такой: какова сумма компенсации за слуховые аппараты, потому что привлекательная цена – это единственный плюс бюджетных аппаратов. Те минусы их не будем перечислять. То есть мы приобретаем слуховые аппараты качественные, хорошие, которые дают полноценно слышать звуки, но они очень дорогие, и вот у меня вопрос такой: как компенсация? Какая сумма вообще, мы можем рассчитывать, и когда она вернется? Тоже ждем.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Значит, компенсация у нас рассчитывается и берется по закрытым по исполненным государственным контрактам. В каждом случае индивидуально слуховые аппараты разные. Информацию о стоимости тех или иных средств реабилитации, в том числе слуховых аппаратов мы размещаем на нашем сайте Регионального отделения. Вы можете спокойно туда зайти перед тем, как…

Сухатская Юлия Викторовна: Напомните адрес сайта, чтобы просто прозвучал?

Рыбьяков Михаил Владимирович: Какой адрес-то?

Фугаев Андрей Витальевич: Fss.ru

Сухатская Юлия Викторовна: Хорошо, просто чтобы тут все записал…

Рыбьяков Михаил Владимирович: Можете зайти и посмотреть, можно предварительно перед тем, как принять решение купить, можете зайти на этот сайт. И при подаче заявления то же самое: можете позвонить нашим исполнительным органам, они вам помогут сориентироваться и сказать на дату звонка, сколько стоит. Но эта стоимость может измениться, потому что сегодня одна была стоимость, через 2 дня закрылся очередной контракт и стоимость изменится.

Лапкина Нонна: Дело в том, что в продолжении темы, вот звуковые аппараты приобретены и общаемся с родителями, которые в такой же ситуации находятся. Слуховые аппараты приобретаются очень дорогостоящие, и компенсация по прошлым аппаратам, которые мы приобретали, 30 % возврат. На данный момент в декабре сданы чеки , тоже до сих пор возврата. Аппараты приобретены очень дорогие.

Сухатская Юлия Викторовна: Возврат будет позже, а почему именно 30%, то есть это, как это?

Лапкина Нонна: Ну, вот я, около 30-и, я точно… К примеру, мы отдавали первый раз за слуховые аппараты 116 тысяч, нам было возвращено 42. Вот в этот раз мы не знаем, сколько мы получим. А давали 125 за аппарат.

Сухатская Юлия Викторовна: Получается, хочешь хороший, качественный аппарат, но…

Лапкина Нонна: Да, хороший качественный аппарат...

Сухатская Юлия Викторовна: Допустим, за 300 тысяч, да?

Лапкина Нонна: Ну не за 300, хотя бы, но средняя цена слуховых аппаратов. Вот те аппараты, которые мы приобретаем в центре «Радуга звуков», у них средняя цена 120-130 тысяч. Это средняя. Есть намного выше и дороже. Мы уже и исходим из цена/качество.

Сухатская Юлия Викторовна: То есть вы хотите узнать, как рассчитывается компенсация? Ну, то есть, 30-40%, откуда они берутся?

Лапкина Нонна: Да, потому что то, что нам предлагает ФСС в качестве по программе реабилитации – они совершенно не подходят людям с тяжелым нарушением слуха. Оно нам, простите за такой, может быть пример, ну как лысому бантик повязать.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Аппараты, которые рекомендованы в индивидуальной программе и которые покупаем в соответствии – они должны подходить к инвалиду, если, это уже первый вопрос. Если они не подходят, тогда уже опять через врачебную комиссию там смотреть. Знаете, почему не подходят, потому что там прописано, мы именно с такими параметрами закупаем.

Сухатская Юлия Викторовна: Так может, стоит немного как бы подкорректировать?

Рыбьяков Михаил Владимирович: Если вы хотите там что-то лучшее, это никто не запрещает, вы можете совершенно другие аппараты, то, что вы хотите. Никто не запрещает, ради бога.

Лапкина Нонна: Немножко, наверно, не понимаем друг друга. Врачебная комиссия пишет: «Сверхмощные слуховые аппараты». Фонд социального страхования говорит: сверхмощные слуховые аппараты, которые нам предоставляются, но они при настройке, при примерке не подходят, человек в них не слышит. Взрослый человек может уже идентифицировать качество звука и говорит: «Посторонние шумы, мешает, звук нечистый, неясный». Меряешь другой аппарат – вот, да, отлично, хорошо. То есть идет функциональность аппарата, многоканальность аппарата – это большое количество для того человека, который не слышит.

Сухатская Юлия Викторовна: Так может стоить к поставщикам, поскольку и государство сейчас тратит деньги на слуховые аппараты, да.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Давайте сделаем так. Давайте мы с вами индивидуально посмотрим и поговорим, то, что можно сейчас много обсуждать, но, не видя документов это очень сложно сделать.

Сухатская Юлия Викторовна: Пожалуйста, дорогой гость, отправьте в чате или нам в штаб свои данные, мы передадим их Михаилу Владимировичу обязательно.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Мы просто с вами индивидуально поработаем, и с врачами, просто поймем, в чем там сложность, в чем причина.

Сухатская Юлия Викторовна: Значит, возможно, просто надо сменить поставщика, и тогда государство…

Рыбьяков Михаил Владимирович: Нет, поставщик – он поставляет тот товар, который прописан техзаданием и смотрит за качеством.

Сухатская Юлия Викторовна: В принципе это же тендер? Так же, да?

Рыбьяков Михаил Владимирович: Конечно.

Сухатская Юлия Викторовна: А тендер – это вопрос цены.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Все через торги.

Сухатская Юлия Викторовна: Иногда можно и подешевле. Так, хорошо. Давайте вот прямо пройдемся по вопросам, которые у нас еще остались: качество ТСР.

Есть вопрос от Павла из города Ханты-Мансийска: создана ли медицинско-техническая комиссия, какая процедура приема ТСР на экспертизу?

Рыбьяков Михаил Владимирович: Мы уже вот ее озвучивали в медико-технической рубрике, мы это все расскажем.

Сухатская Юлия Викторовна: Хорошо. «Возможность получить активный протез после ампутации при онкологии у молодого человека. Какие сроки, что надо для этого сделать?», – у нас Татьяна из города Нижневартовска.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Самое первое – это пройти врачебную комиссию и оформить индивидуальную программу реабилитации, ИПР. Там будет прописан, какой протез, что и с этим прийти к нам, и после этого мы осуществляем закупку.

Сухатская Юлия Викторовна: Так, хорошо. В принципе, есть тот же самый, то есть пришел комиссиум, получил вот такой-такой-такой протез, такой нам нужен бы, отправляете заявку; если он есть, он сразу предоставляется или они могут купить сами, и вот так же на компенсацию.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Через компенсацию, да.

Сухатская Юлия Викторовна: Хорошо. Даже я уже потихоньку начала в этом разбираться. 

«Как можно получить ТСР по индивидуальной закупке?» - пишет у нас Залия из Кондинского района, поселок Мортка. Вот это вот интересный вопрос: как можно получить ТСР по индивидуальной закупке?

Рыбьяков Михаил Владимирович: А что значит «индивидуальная закупка»? У нас все протезно-ортопедические изделия – они индивидуальные, под каждого инвалида они изготавливаются. Опять же, мы возвращаемся к процессу закупки. Как только к нам поступают заявления на эти средства реабилитации, в том числе, и протезно-ортопедические изделия, мы готовим техническое задание и объявляем конкурсные процедуры, аукционы.

Сухатская Юлия Викторовна: Тендер.

Рыбьяков Михаил Владимирович: После этого с тем поставщиком, который выиграл, мы передаем эти списки этих людей-инвалидов, и дальше уже с ними работают врачи-специалисты, врачи-ортопеды и так далее, которые делают индивидуальные замеры. И делают все, чтобы этот аппарат, который нужен конкретно ребенку или там инвалиду, подошел человеку. И поскольку мы закупаем эти средства в интересах третьих лиц, мы не оплачиваем эти все счета от поставщиков, пока инвалид не распишется в акте приемки и не подтвердит, что то изделие, которые его привелось – оно его устраивает и подходит по всем параметрам. Все, только в этом случае мы производим оплату счетов. Если человек отказался, мы не поставщику не оплачиваем; более того, мы его понуждаем, чтобы он выполнил качественно индивидуальный подход, применил к этому инвалиду. А если он отказывается, то применяем штрафные санкции.

Сухатская Юлия Викторовна: Просто сейчас тоже подумала: допустим, инвалиду подходит определенный протез. Он его где-то нашел, он ему подходит, он замечательный. У него есть свойства, то есть качественные характеристики. По идее их включают в тендер, то есть, грубо говоря, вы выпишете, что нам нужен слуховой аппарат именно вот этими характеристиками. Допустим, тендер выигрывает поставщик, который нашел похожий, немного не такой, но подешевле, поэтому тендер он выиграл. А потом предоставляет и инвалид говорит, что: «Нет, мне не подходит», то есть другое качество, хуже. Тогда вы говорите, что6ы «Нет, ищите именно такой». Если правильно прописанные характеристики, или нет, как это происходит? Да, техническое задание не выполнил, получается, он, да? Да, но вот могут схитрить.  

Рыбьяков Михаил Владимирович: Не заключим с ним контракт, а если он будет поставлять не то изделие, которое написано в госконтракте…

Сухатская Юлия Викторовна: Или немножко да, если техническое задание не очень подробное… 

Конаненко Станислав Петрович: Для того, чтобы, скажем, ФСС выйти даже на тот же самый тендер по техническому средству, перед этим они должны согласовать, в том числе и с общественными организациями, в том числе со специалистами, и каждый раз списывать, на самом деле, техническое средство…

Сухатская Юлия Викторовна: Что нужно именно такие вот, технические, да, свойства? Именно такое все, «Радуга звуков», я такое слышала, что нужно вот именно вот такое хорошее, он подходит. Просто я знаю, что по продаже и, в принципе, бизнеса такая вещь интересная. Если можно где-то схитрить в техническом задании – люди это сделают, если это будет им выгодно.

Конаненко Станислав Петрович: Нет, это не проходит.

Сухатская Юлия Викторовна: Не проходит? То есть, есть подстраховка?

Конаненко Станислав Петрович: Здесь есть один нюанс, конечно. Все мы индивидуальны, мы по-своему имеем какие-то свои специфические ограничения, которые можно использовать. Но это надо доказывать не ФСС, не надо доказывать поставщиком – это надо доказывать медикам, чтобы они это все включили именно в те параметры, которые потом…

Сухатская Юлия Викторовна: Потом пойдут в техническое задание.

Конаненко Станислав Петрович: … пойдут в ФСС. И ФСС уже будет по этим параметрам подбирать техническое средство и включать его в тендер. Только в этом случае вы сможете, даже имея там, я не знаю, исключительные какие-то там требования – вы сможете получить такое техническое средство. По-другому нет. И понятно, что государство все-таки не работает раздельно, индивидуально; оно работает все-таки, ну… Это плохо, конечно, но по-другому нельзя там, массово.

Сухатская Юлия Викторовна: Массовость?

Рыбьяков Михаил Владимирович: Нет, Станислав Петрович, вы очень все здорово сказали. Станислав Петрович в курсе, то, что мы его привлекаем к этим вещам. Все равно мы работаем индивидуально, но опять же при условии, что в той же индивидуальной программе реабилитации все прописано. Вот если кресла-коляски прописаны – глубина, ширина и так далее…

Сухатская Юлия Викторовна: Трясите врачей, трясите.

Рыбьяков Михаил Владимирович: … мы закупаем именно с такими параметрами, это как раз индивидуальный подход.

Сухатская Юлия Викторовна: Дорогие участники, не стесняйтесь разговаривать с врачами. Говорите, что вам это некомфортно, нужно вот такое-то; пробуйте что-нибудь. Если вы не постараетесь, то кто?

Рыбьяков Михаил Владимирович: А что по этому аппарату на нижней конечности, индивидуально...?

Сухатская Юлия Викторовна: А были у нас, как всегда, недобросовестные поставщики? Обращались в ФАС как-то или что там?

Рыбьяков Михаил Владимирович: Были, были.

Сухатская Юлия Викторовна: Штрафовали?

Рыбьяков Михаил Владимирович: Год назад к нам зашел поставщик на аппараты на нижние конечности на 3 миллиона. Мы провели комиссию, и не один аппарат не приняли, не заплатили ни копейки, а еще выставили им штраф на 160 тысяч, и они нам все выплатили. Нам еще остались должны.

Сухатская Юлия Викторовна: Молодцы. Хорошо, это очень даже похоже. Так, давайте, у меня осталось еще 2 вопроса, а потом пойдем к тем, кто у нас в видеочате остались.

Есть вопрос из Нижневартовска: «Почему цены у нас на ТСР не тюменские, а примерно как в Томске или Омске? В Тюмени аппарат на нижние конечности туловища стоит 650 тысяч, а в Бахмал 70 тысяч. В итоге мы остались без аппарата, потому что Югорский протезно-ортопедический кабинет не будет изготавливать за 70 тысяч. Поэтому, а потому что запчасти очень дорогие, что логично. Тендер выиграл город Владимир, они меня будут дистанционно обслуживать?», – пишет Елена из Нижневартовска.

Интересный вопрос по ценам, то есть поддержим его в Тюменской области, у нас должны быть какие-то одни цены на все.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Да дело в том, что нет. Цены могут быть разные, но тут надо понимать: аппараты на нижние конечности – это такое же средство реабилитации, как пример, условно как слуховой аппарат. Есть за 40 тысяч, есть за 200 тысяч. Но аппараты, они еще поскольку индивидуального изготовления – они тоже разные. Есть аппараты за 90 тысяч, объективно СВОШ, а есть у нас, мы изготавливали аппараты за 700 тысяч. Это тоже аппарат на нижние конечности, но там другая технология и другие комплектующие, поэтому здесь нельзя говорить просто вот, что как это одно. Это разные могут быть совершенно изделия – это первое.

Сухатская Юлия Викторовна: Скорее всего, Елена из Нижневартовска просит на какую-то определенную. Вряд ли…

Рыбьяков Михаил Владимирович: Второе – никто обслуживать дистанционно не будет. В Госконтракте написано, что обязательно индивидуальные замеры. И мы с Владимиром в прошлом году работали, и они приезжали сюда, делали замеры со всех инвалидов. И после этого изготавливали у себя во Владимире,
но привозили сюда и выдавали инвалидам. Поэтому здесь опять же будет соблюдаться индивидуальный подход. Мы специально проверяли тот же Владимир, и вот буквально на днях мы сделали опрос инвалидов города Сургута и выезжали туда, показали, какие аппараты. У меня есть и видео, и фото. Инвалидов абсолютно устраивает те изделия, которые выдает Владимир.

Сухатская Юлия Викторовна: Эльгоров Владимир хорошо работает, они приезжают, никакого дистанционного там, по почте замеров не будет, все будет хорошо.

Рыбьяков Михаил Владимирович: А если будут опять же какие-то нарушены права, если вдруг владимирцы…

Сухатская Юлия Викторовна: Писать вам.

Рыбьяков Михаил Владимирович: … Писать нам.

Сухатская Юлия Викторовна: Обязательно.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Мы уже поработаем сами с этим поставщиком. Независимо будет: это Владимир, Сахалин, кто угодно.

Сухатская Юлия Викторовна: Хорошо. То есть, есть правило.

Волков: А подскажите, пожалуйста, сейчас вот вы же там со всеми средствами реабилитации, тем более для слабовидящих, знакомы. Сейчас пошли термометры звуковые, речевые, очень удобные, особенно для старого человека. Он там не видит ничего, поставил как-то вот, я не знаю. Что зависит от того, чтобы его получить людям больше старшего поколения? И пошли вот эти Flash Player-ы, они такие как бы настраиваемые, ложишь вот так вот его и там все видно, не надо громоздкое чего-то или как-то. Вот этот Flash Player – он такой, вот прямо ложится и там все видно. Он выдается более что ли молодому поколению, а старым нет людям, я так понимаю. У них надо, что ли, включить, чтобы вы правили, что у нас вот сейчас работает…

Сухатская Юлия Викторовна: Получается, надо тоже через врача просить.  

Волков: Вы понимаете, старых-то людей, они что-то знают, вот увеличительное стекло. Она смотрит, а вот такой-то, допустим, как это, надо переписывать все…

Сухатская Юлия Викторовна: А она может быть не в курсе каких-то технических…

Волков: Мы вот, допустим, согласны бы их вот у себя. Они приходят к нам на праздники, и так тут уже пришли, допустим, и получились бы очень хорошо. Просто вы-то…

Фугаев Андрей Витальевич: Если это в федеральном перечне есть, и если это прописано в индивидуальной программе реабилитации, да ради Бога.

Сухатская Юлия Викторовна: То есть если в перечне есть..

Мужчина в синей водолазке: Только надо человеку пройти, да?…

Сухатская Юлия Викторовна: То можно просить врачу…

Волков: … 80 там лет ему или 90, пускай приходит. И еще вот последний вопрос: был совет при МС по реабилитации, там наше региональное общество почему-то не пригласили, хотя у нас там тоже вопросы-то есть. Я не знаю, почему не пригласили.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Экспертный совет по МСЭ?

Волков: Я не знаю, когда он был, мне просто Петр Викторович сказал, затронул вопрос.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Вот он был позавчера или вчера, вот против представитель.

Волков: Ну а ВОС наш на что, вот это наше, кто был?

Панасова Елена Анатольевна: Фобсова, Фирсова.

Женщина: Фаустова была.

Сухатская Юлия Викторовна: Как красиво, литературные фамилии: Фаустова.

Панасова Елена Анатольевна: Она вопросы задавала.

Сухатская Юлия Викторовна: Там были представители общественного, хорошо, добро. У меня есть последний вопрос, а потом мы перейдем к живому обсуждению, у нас еще есть выступление Елены Анатольевны.

Вопрос у нас из Нягани, Мария пишет: «Есть предложение разработки социального проекта по контролю обеспечения ТСР. Данная разработанная программа по ТСР, которая когда что получено, когда что получать и там в следующий раз. Такая памятка, то есть какой-то такой социальный проект, я прямо вижу этого к приложению. В плане да, когда что выдано, когда что получено, когда в следующий раз все это выдаваться.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Это социальное персональное…

Сухатская Юлия Викторовна: Есть предложение такое.

Рыбьяков Михаил Владимирович: … навигаторы индивидуальные… для детей-инвалидов мы уже его реализовали в прошлом году. Мы для взрослых, это процессия, это подготовка, это…

Сухатская Юлия Викторовна: То есть, есть такая разработка социальная?

Рыбьяков Михаил Владимирович: … Такие задумки есть, да. Пока мы начали это с детей-инвалидов.

Сухатская Юлия Викторовна: Как воспользоваться, куда идти?

Рыбьяков Михаил Владимирович: Мы смотрим очень просто: мы смотрим по своим подсистемам, что, к примеру, у ребенка-инвалида подходит срок замены средства реабилитации…

Сухатская Юлия Викторовна: А они как могут это посмотреть, то есть у вас частный клуб?

Рыбьяков Михаил Владимирович: … и направляем всем представителям детей-инвалидов информацию.

Сухатская Юлия Викторовна: А инвалид как может посмотреть вот этот социальный проект?

Рыбьяков Михаил Владимирович: А срок годности… Так нет, можно де посмотреть. Понимаете, есть сроки пользования средств реабилитации.

Сухатская Юлия Викторовна: А личного кабинета, зашел и такое: а вот, летом заканчивается?

Рыбьяков Михаил Владимирович: Это на стадии проработки.

Сухатская Юлия Викторовна: То есть это будет.

Рыбьяков Михаил Владимирович: В фонде сейчас идет масштабная работа по внедрению различных программных продуктов для того, чтобы как раз вот и личный кабинет и так далее. Вот сейчас идет наполнение, приложение «Социальный навигатор». С этим приложением можно будет увидеть всю информацию по объектам, по социальным объектам не только на территориях ХМАО, но по всей стране. И плюс туда еще будут вот различные варианты, даваться подсказки, консультации по жизненной ситуации. То есть инвалид может  через…

Сухатская Юлия Викторовна: Социальный навигатор, да. Я вот прямо себе записала. Сроки примерные вы не подскажете?

Рыбьяков Михаил Владимирович: Уже начинается дополняться, мы написали уже.

Сухатская Юлия Викторовна: Дорогие гости, гуглите в «Социальный навигатор».

Рыбьяков Михаил Владимирович: Мы его уже, мы ждем его наполнения, потихонечку…

Сухатская Юлия Викторовна: И там можно будет отслеживать насчет вот,   когда там что выдается: ТРС, срок его годности, эксплуатации.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Они уже там же везде, и...

Сухатская Юлия Викторовна: Так, хорошо, хорошо. Новости очень даже неплохие. Итак, у меня закончился текст на бумажках, но это не значит, что я прекращу говорить. Друзья мои, у нас есть море вопросов, наверное, в нашем зале, кто у нас сегодня пришел. Если есть, давайте сейчас, а потом у нас Елена Анатольевна, у нас есть небольшой доклад. Так, от Управления социального развития.

Есть ли вопросы из видеочата? Пожалуйста.

Лазурков Станислав Викторович: Здравствуйте. Опять Нижневартовск беспокоит, Лазурков Станислав Викторович, председатель общественной организации Всероссийского общества глухих. У меня вопрос такой: в связи, с чем такое решение: с этого года начали выдавать на услуги сурдоперевода направление по 10 часов, если данному человеку положено в год 40 часов? Все, спасибо».

Рыбьяков Михаил Владимирович: Значит, до 40 часов в год инвалиду можно израсходовать. Сейчас для того, чтобы закрыть все потребности, выдаем 10 часов, дальше опять будем заключать контракт, по-моему, с вами мы и заключили контракт. И опять дальше будем работать, проблем нет.

Лазурков Станислав Викторович: Конечно, нет проблем, но проблемы будут у тех людей. Они так, чтобы вот до оформления документа, и чтобы взять, получить направление вот это, я не вижу в этом. Почему, как было раньше, 40 часов? Сколько человек (00:54:11), кто ходить будет? В чем тут ограничение, поквартально по 10 часов, я этого не могу понять. Спасибо.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Скажем так, выдали на 10 часов. Пожалуйста, 10 часов человек использует. Закончилось, он опять. У нас были случаи, когда кому-то выдавали на 40 часов, а другим объема уже не хватали, и при этом инвалиды не использовали все на конец года, все 40 часов. И в результате получалось, что и деньги оставались, и оставались люди не обеспеченные, не охваченные этой услугой. По-моему, это будет более справедливо, когда все подавшие заявку на этот  момент, будут обеспечены этой услугой. При появлении следующей потребности, дальнейшей потребности опять выдаем направление и опять, если закончатся деньги, опять будем заключать контракт. Я не вижу больших сложностей. Самое главное – человек подал заявление, тут же как? А зачем сразу 40 часов, зачем? 10 часов есть, человек спокойно с этими часами может спокойно идти получать услугу, куда он хочет. В чем проблема?

Лазурков Станислав Викторович: Я не говорю, что за проблема у вас там. А у нас именно в плане, что как раньше было 40 часов, каких-то проблем тут не было. Кто подавал заявление – тот выполняли; как могли, так и делали. А на данный момент люди меня спрашивают. А что, я буду еще каждые 10 часов ехать туда,   когда мне надо? Я не пойду никуда, еще раз бегать туда. Почему мне сразу 40 часов в год не дают, вот в чем вопрос».

Сухатская Юлия Викторовна: Не хватает 10-и, и что, потом снова бежать? То есть люди не хотят заморачиваться, то есть это снова бежать, подавать заявку. И снова на 10, а если еще их не хватит то снова бежать, подавать заявку. А если так, как бы, раз – сразу 40, то, как бы им хватит за глаза.

Пожалуйста, отвечает Андрей Витальевич.

Фугаев Андрей Витальевич: Заявление не нужно будет подавать, поставщик ту выиграет, либо этот же поставщик, кто выиграл контракт, либо   договор, получит дополнительные списки по этим людям. То есть на дополнительные часы. Как вы знаете, что…

Сухатская Юлия Викторовна: Инвалидам не нужно никуда ходить?

Фугаев Андрей Витальевич: Инвалидам не нужно бежать никуда и писать заново заявление, у него есть заявление. В течение 12 месяцев он может получить вот эту услугу, 40 часов, до 40 часов.

Сухатская Юлия Викторовна: Получается, как бы ничего для него не поменялось. Не успели за 10 часов, как бы спокойно там, он в списках и дальнейшее им также предоставляется эта услуга. Мы ответили на вопрос нашего гостя? Надеюсь, что да. Спасибо большое.

Лазурков Станислав Викторович: Я правильно понял. После этого, первый раз в этом году написал заявление на устройство для перевода, ему предоставили 10 часов. После этого никуда не надо идти, она автоматически будет продлевать до конца этого года по истечению 40 часов. Так?

Фугаев Андрей Витальевич: Можно сказать так, то есть получается: он израсходует свои 10 часов, мы направим дополнительный список.

Сухатская Юлия Викторовна: Ему никуда бежать не нужно, получается, то есть идти никуда не нужно, то есть…

Рыбьяков Михаил Владимирович: Я так думаю: поскольку вы у нас поставщик, можно сейчас не отвлекать внимание участников штаба. Мы же с вами работаем, у нас с вами подписи, и ваша подпись, и моя. Мы что, с вами не можем в другое время эти вопросы урегулировать?

Лазурков Станислав Викторович: Хорошо.

Сухатская Юлия Викторовна: Передайте контакты, чтобы вы друг друга нашли и этот вопрос решился.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Это просто удивительно, мы с вами контактируем, заказчик-подрядчик, и не можем разобраться.

Сухатская Юлия Викторовна: Хорошо, я не вижу слишком большой проблемы. И я готова предоставить слово. У нас с Управления социального развития – Панасова Елена Анатольевна. Пожалуйста, вам слово.

Панасова Елена Анатольевна: Спасибо, Юлия. Станислав Викторович, пишите в чате, мы перешли к другому вопросу. Передайте Станиславу Викторовичу.

Лазурков Станислав Викторович: Можно мне сказать, можно мне сказать? В таком формате работы, почему, я хочу, чтобы все слышали и видели. И мне нужно, важно слышать мнение представителей о том, как это можно сделать? Если индивидуально только это?

Я хотел бы перейти вот к первому вопросу по индивидуальной программе реабилитации. Многие родители задают такие вопросы именно по слуховым аппаратам, как сейчас поднимали. Если, как говорится, выдается человеку каждому индивидуальная программа реабилитации – это говорит о том, что этому человеку надо индивидуально подбирать слуховые аппараты с помощью тех, другие технические средства. Вопрос: почему со стороны Фонды социального страхования на тендер выставляют именно 2-3 вида модели таких слуховых аппаратов, которые именно самая низкая стоимость по тендеру? А должны быть нормальные человеческие условия

Сухатская Юлия Викторовна: Этот вопросы мы сегодня поднимали в плане, что качество слуховых аппаратов определяется как раз тем, какой вы запросите, если я правильно поняла, у врача. Да вот, все технические. А есть вот у нас прокомментировать вопрос, у нас есть еще один специалист.

Лазурков Станислав Викторович: Я не слышу вас, и вы меня не понимаете. Спасибо, что все.

Сухатская Юлия Викторовна: Одну секундочку, пожалуйста, мы стараемся вас понять. У нас есть представители экспертного сообщества. Александр Викторович, если я правильно поняла.

Женщина: Давайте я поясню, мы опять уходим не в ту немножечко, так скажем, стезю. На самом деле, вопрос требует отдельной проработки на отдельном…

Сухатская Юлия Викторовна: Да, качество ТСР – важно отдельно поговорить, потому что…

Женщина:Да, я подумала, это…

Сухатская Юлия Викторовна: Где-то сломанные аппаратом…

Женщина: Да, слуховые аппараты, они различаются по фирмам. Естественно, цена, например, отечественные модели «Лады» и Mercedes – она будет различаться, хотя они все называются машинами и у них есть определенные одинаковые свойства. Но пациенты привыкают, на самом деле, к одному какому-то аппарату, они к нему привязаны, они бы хотели его использовать. Поэтому я думаю, что вопрос важный, не надо его сейчас выносить на всеобщее, так скажем, наше сообщество; а если возможно, выйду с инициативой собраться эксперту, представителю общественной организации, инициативным родителям на штабе и отдельно посвятить…

Сухатская Юлия Викторовна: Поддерживаем. Давайте сделаем отдельную встречу по слуховым аппаратам. По качеству, по всем техническим особенностям, какие фирмы, какие цены, компенсации, все остальное. Штаб принимает вариант, давайте соберемся. Вопрос актуальный, сегодня у нас половина вопросов у нас по страховым. Давайте тогда соберемся отдельно. Надеюсь, все довольны? Пожалуйста, мы всех оповестим, кто этим вопросом заинтересован, когда будет у нас собрание штабов по этому вопросу. Думаю, в ближайшие месяцы. Давайте завершим…

Диана: Можно вопрос?

Сухатская Юлия Викторовна: Да, конечно.

Диана: Здравствуйте, мама ребенка-инвалида с ДЦП, Нижневартовск, Диана меня зовут. Я хотела узнать: вот прежде чем купить техническое средство реабилитации, мы заходим на сайт Фонда социального страхования, смотрим сумму и понимаем, на что нам рассчитывать и за сколько покупать. Иногда звоним в Фонд социального страхования, уточняем сумму по закупкам, нам озвучивают. Вот так получилось у меня с аппаратом на тазобедренные суставы, в октябре я его приобретаю, они мне озвучили сумму в 65 500. К моменту оплаты сумма оказалась 20 000. Я спрашиваю: «Почему так?». Они говорят: «У нас не было закупок, мы вот по Челябинску посмотрели». Я говорю: «Почему сейчас-то на нем посмотрели, а не 10 октября, когда я приобретала его?». Они говорят: «У нас вот так, извините». Деньги не лежат, не ждут, ты рассчитываешь на что-то. Может, ты занял где-то или там кредит взял.

Сухатская Юлия Викторовна: Это сумма довольно-таки большая. Мы понимаем, что...

Диана: Ты рассчитываешь на 65 000, а тебе платят 20 000, и это нормально? Потому что в Челябинске так. Я что, в Челябинск за ним поеду?

Сухатская Юлия Викторовна: Логично. Пожалуйста, слово Михаилу Владимировичу.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Как я уже говорил, мы берем за компенсацию последний закрытый контракт. И я уже озвучивал, что когда человек покупает, цена может быть на сайте размещена одна. Как только мы закрываем контракты, человек купил – цена может быть на следующий день совершенно другая. Мы не можем повлиять на этот процесс, мы только констатируем факт.

Диана: Не должны же, простите, контракт. Вы же не закрыли контакт...

Рыбьяков Михаил Владимирович: Давайте мы сделаем так с вами, чтобы не отвлекать еще штаб. В данном случае у вас индивидуально, отправьте нам свои данные, и мы просто посмотрим, еще раз вам расскажем, что и как. Потому что можно…

Диана: Рассказывали, только результата нет.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Мы вам расскажем, все объясним. Хорошо? Направьте нам свои данные.

Сухатская Юлия Викторовна: Пожалуйста, напишите в чате или отправьте нам в штаб, мы передадим данные Михаилу Владимировичу. Правда, посмотреть, разобраться, откуда берутся, как это все формируется и, надеюсь, что вам в частном порядке ответят, почему так сумма-то изменилась резко. Думаю, это вопросы рынка, то есть в плане, что как бы выставили какой-то аппарат, он стоит столько-то; привезли из Швейцарии, из России, откуда там могли его привезти?

Рыбьяков Михаил Владимирович: Бывает, поставщики снижают очень сильно цены, при этом поставляют качественные товары, это зависит от рынка. Конечно, рынка, от того, как они готовы зайти на рынок, захватить рынок, как и готовые снижать цены и так далее.

Сухатская Юлия Викторовна: То есть им захочется, там конкурентоспособности, и они немного скинули.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Конечно. Выходят новые игроки с новыми масштабами, возможности и так далее. Могут уронить цены, при этом исполнить контракт.

Сухатская Юлия Викторовна: А может наоборот, немного накрутить цену.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Поэтому у нас то же самое было по обуви, было снижение 20% и так далее. Контракт был исполнен, это встало в стоимость компенсации, и мы будем компенсировать уже по меньшей стоимости. По-другому, это механизм, он определенно постановлением Правительства, приказами, поэтому его не изменить.

Сухатская Юлия Викторовна: Да. К сожалению, здесь как бы, как воевать с рынком. Хорошо, но пожалуйста, не забудьте отправить свои данные в штаб, в чате мы передадим Михаилу Владимировичу.

Итак, Елена Анатольевна, вы готовы?

Панасова Елена Анатольевна: Спасибо, Юлия. Еще раз представлюсь: Панасова Елена Анатольевна, если с кем-то незнакома. Я работаю начальником отдела организации реабилитации и интеграции инвалидов, и сегодня в продолжении темы, я бы хотела вам немножко отчитаться об обеспечению техническими средствами реабилитации инвалидов за счет средств бюджета. А также хотела бы вам предложить поучаствовать в дополнении нашего перечня либо его, скажем так, некой инвентаризации, которой мы собираемся заняться в этом году. Итак, с 2017 года с апреля мы реализуем этот механизм, вот уже 3-й год, 4-й получается. За это время механизм, как мы считаем, проявил себя достаточно хорошо, нареканий от вас не поступало, сертификаты реализуется, нарекания к качеству товара и к поставщикам мы также не получали. Неоднократно мы наш презентовали опыт в Совете Федерации, делились им с другими регионами, и он признан как неплохим и рекомендован для применения другими субъектами. В 2018 году вносились изменения в региональный перечень 2 раза – это была изменена стоимость и количество элементов питания, и был дополнен сертификатом перечень на приобретение соединительного кабеля. Также в 2018 году в декабре перечень по вашим предложениям, уважаемые представители общественных организаций, был дополнен с планшетным компьютером для инвалидов по слуху, а также сертификатом на приобретение специальной одежды для обеспечения самообслуживания и сокрытия морфологических дефектов. На сегодняшний день перечень содержит 80 видов ТСР.

Сухатская Юлия Викторовна: А можно включить вот этот планшет, который, или вот, говорил сегодня у нас мужчина насчет для слабовидящих, которых как лупа, да, вот это вот, электронный?

Панасова Елена Анатольевна: Он в Федеральном перечне.

Сухатская Юлия Викторовна: Он в Федеральном?

Панасова Елена Анатольевна: Да. Наш перечень, мы его постарались составить таким образом, чтобы он не дублировал Федеральный, но в то же время закрывал ваши потребности. Вот мы сделали такую небольшую инвентаризацию и выявили, что ряд технических средств реабилитации, совершенно не востребованными гражданами с инвалидностями. Это такие средства, как манеж, ремни безопасности для кресел-колясок, боковой тераксильный пилот, усиленное телефонное устройство для подключения к телефонным аппаратам общего применения. Также выявили, что некоторые технические средства дублируют Федеральный перечень – это технические средства, такие как кресло-стул-туалетное, ходунки, многофункциональное кресло-коляска, поручни. В целом, проанализировав выданные сертификаты с 2017 года, оказалось, что 58% технических средств реабилитации, это из категории бытовых приспособлений; 24% более востребованы из категории средств коммуникации; 17 – из категории вспомогательных приспособлений для передвижения; и только 1% - это средства для тренировки навыками самообслуживания. В 2019 году было реализовано 2505 сертификатов, 1020, 1000 инвалидами и на общую сумму 41 миллион рублей. В 2018 году также 41 миллион рублей и, если смотреть с апреля 2017 года, – это сумма и размер выданных сертификатов, он примерно равняется. В связи, с чем мы попробовали с вами, уважаемые общественники, инвалидами, немножко этот перечень, скажем так, модернизировать, дополнить его, может быть, более современными, высокотехнологическими средствами реабилитации.

И вот какие отклики мы от вас получили. Предлагается в перечень включить смартфон для коммуникации слепых и слабовидящих граждан, при этом исключив телефон для слабовидящих, которые, по нашему мониторингу, он у нас не востребован. И также предложения поступили от родителей пациента с кохлеарными имплантами – дополнить перечень катушками для кохеларных имплантов и аккумуляторными отсеками. В связи, с чем предлагаем вам, уважаемые активисты, еще раз просмотреть наше постановление, которым утвержден перечень, это Постановление Правительства автономного округа 123п о сертификатах на приобретение технических средств реабилитации, и направить к нам штаб, либо в Департамент социального развития предложения о его модернизации. Возможно, какие-то предложения у вас есть уже сейчас, готова их выслушать.

Сухатская Юлия Викторовна: То есть люди сейчас могут серьезно попросить вас включить в список то, что им необходимо: какие-то новые технические особенности, тирдо-смартфоны какие-то, не знаю.

Панасова Елена Анатольевна: Мы всегда рады, когда получаем обратную связь. Конечно, мы все постараемся учесть. Станислав Петрович.

Конаненко Станислав Петрович: Хочу попросить, 100 лет прошу, и никак не получается. Я понимаю, что и к Михаилу Владимировичу уже обращались на протяжении многих лет, и на уровень региона обращались. Вот посмотрите, получается такая ситуация, что сейчас, вот скажем, теми техническими средствами ограничили выдачи электроколясок для инвалидов, которые проживают на территории Ханты-Мансийского округа. Но, учитывая климатические условия, зимой – 9 месяцев в году – невозможно проехать на комнатной коляске или та, которая выдается, там с ручным приводом, невозможно проехать. Вот электроколяска – это как раз средство передвижения, когда и зимой можно проехать, и в грязь и в любое время дня и года. Поэтому, скажем, я понимаю, что на Федеральный уровень – это долгий путь; и Москва, наверное, или, скажем, Сочи не поймут нас, потому что они не живут на севере…

Сухатская Юлия Викторовна: Надеюсь, как бы сугроб на сугробе, под сугробом.

Конаненко Станислав Петрович: Они этого не знают, но вот на региональный уровень, я тоже понимаю, что невозможно перебросить, потому что средства довольно-таки ограничены, а стоимость того же самого ТСР-а очень большая. Но в любом случае, может быть, все-таки рассматривать такой вариант и вот как определение по климатическим условиям для инвалидов. Может, все-таки приобретать, потому что на самом деле у нас сейчас растет число студентов, которые молодые идут, после школы, после окончания высшего учебного, специальные и технические ВУЗы. Но ездить каждый день на занятия, или мама толкает и люди где-то там. Но я вижу, как Веру Воскресенскую, и она уже пишет, то она готова купить за свои средства. Значит, это проблема, которая есть и существует. Я предлагаю…

Сухатская Юлия Викторовна: А так у нас здесь зима 8 месяцев, так что…

Конаненко Станислав Петрович: Да, я предлагаю такой вопрос все-таки: если мы не будем его толкать, или как бы там под лежачий камень вода не течет, его надо постоянно будировать; может быть, это и прорвет. Спасибо.

Панасова Елена Анатольевна: Да, Станислав Петрович, этот вопрос мы изучали, спасибо. Деньги, наверное, это тут не первый вопрос, который не позволит нам включить в перечень, хотя мы, наверно, мы попробуем. Дело в том, что включение, вернее обеспечение инвалида сертификатами - оно также осуществляется через рекомендации ПРА. И существуют определенные медицинские показания, то есть к этому Постановлению правительства существует еще один нормативный документ, который устанавливает медицинские показания.

Сухатская Юлия Викторовна: То есть если медицинские показания, для того, чтобы человек добрался до универа.

Панасова Елена Анатольевна: Да. А медицинские показания для обеспечения электроколяской, неважно, Федеральный это, Региональный регистр – они установлены. Если я не права, Александр Викторович, поправите меня.

Сухатская Юлия Викторовна: Ну да, здесь с медицинской точки зрения вряд ли как-то можно…

Конаненко Станислав Петрович: Я вам подскажу, что вы правы кое в чем. На самом деле, мы все это видим, и даже вот я по себе сужу, до 12-го года, когда пошли изменения, когда вносили первые стандарты – не было никаких препятствий, скажем, любому инвалиду, который имеет ограничение по передвижению, писать себе кресло-коляску с электроприводом. Но в дальнейшем, когда все-таки пошел поток, понятно, что одно средство стоит в среднем где-то 100 тысяч. Даже да, даже весь год.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Этот блок был 400, 240 тысяч.

Конаненко Станислав Петрович: Да-да-да, вот смотрите, и поэтому сейчас жесткое такое отталкивание людей, когда они обращаются.

Панасова Елена Анатольевна: Станислав Петрович, мы, как и вы, знаем об этой проблеме, мы стараемся со своей стороны и вы в том числе. Я знаю, мы всегда обсуждаем эти вопросы. Материальная помощь – мы изыскиваем всегда меценатов, помогаем, пишем гарантийные письма, ходатайства.

Сухатская Юлия Викторовна: В плане, это как можно сделать?

Конаненко Станислав Петрович: Я просто хочу сказать вот два слова: знаете, такое ощущение, как бы вот мы на севере, а нам ласты выдают.

Сухатская Юлия Викторовна: Да, я тоже думаю, что тут прямо ограничения, то есть граница в России, где у нас будет разрешено.

Конаненко Станислав Петрович: Там нужны лыжи, чтобы мы нормально передвигались зимой…

Сухатская Юлия Викторовна: Снегоходы.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Если написано в индивидуальной программе реабилитации: кресло-коляска с электроприводом – значит, мы закупаем. А если…

Сухатская Юлия Викторовна: Не написано.

Рыбьяков Михаил Владимирович: А если не прописывает, тогда (01:15:06).

Панасова Елена Анатольевна: Cтанислав Петрович, у нас есть возможность собрать такие сведения для того, что может быть, какое-то сделать финансово-экономическое обоснование. Проработать этот вопрос и найти пути решения. Может быть, не через перечень, может, другие какие-то механизмы. Есть у нас возможность найти, собрать численность инвалидов-колясочников, необеспеченных электроколяской? Неважно, из фонда социального страхования, либо это через меценатов. Но оно, да,  оно, конечно, имеет свойство изнашиваться это техническое средства реабилитации. Вы нам поможете в этом?

Сухатская Юлия Викторовна: Может быть, попробуем, да, то есть соберемся там, 28…

Волков: можно еще вот про те же смартфоны, тоже говорили, говорили…

Сухатская Юлия Викторовна: Микрофон?

Волков: Он почему-то не работает, микрофон этот. Вот те же смартфоны с речевым вот этим дублированием. И вот сейчас уже прозвучало тоже, у нас не знаю, вообще есть этот Flash player, где-то заключен, заложен в чем-то. Очень такая…

Сухатская Юлия Викторовна: Знакомы с этим техническим новшеством? Андрей Витальевич? 

Фугаев Андрей Витальевич: Вот Flash player, он… Еще раз можно?

Сухатская Юлия Викторовна: Как он назывался, где он, что, с чем едят?

Фугаев Андрей Витальевич: Есть типа Flash player, говорящая книга.

Волков: Просто он увеличивает, такая там, у него много функций…

Фугаев Андрей Витальевич: Это электронная, ручная, видео?

Волков: Он электронный такой, небольшой, его ложишь…

Фугаев Андрей Витальевич: ЭВУ – электронный видеоувеличитель. Мы закупаем за счет средств Федерального бюджета.

Волков: Получается, выдаете его?

Фугаев Андрей Витальевич: Выдаем.

Волков: Просто, видимо, это еще для многих как бы новинка. Хотелось бы, чтобы это массовое.

Сухатская Юлия Викторовна: Массовость.

Фугаев Андрей Витальевич: Это не новинка. Этот ТСР уже давно включен.

Волков: А вот эти градусники с речевым, тоже…

Фугаев Андрей Витальевич: Тоже не новинка, это тоже было включено в...

Волков: Ну, хорошо, если это вообще будет…

Сухатская Юлия Викторовна: Обращайтесь, друзья мои, обращайтесь.

Волков : Налажено, как бы, это, и вот со смартфонами тоже как бы там, не знаю.

Сухатская Юлия Викторовна: А смартфоны, получается, у вас уже включены в список, да, Ирина Анатольевна? Было предложение включить смартфоны для… был телефон, а было предложение брать телефон…

Панасова Елена Анатольевна: В перечне в Региональном у нас есть телефон для слабовидящих система (01:17:02)…

Сухатская Юлия Викторовна: Не востребованный.

Панасова Елена Анатольевна: … и голосовым оповещением. Он маловостребован и предлагают нам наши общественники, заменить его на смартфон, в который возможно будет закачивать программы такие, которые…

Сухатская Юлия Викторовна: И приложения удобно будет.

Панасова Елена Анатольевна: … да, и платное приложение, которое определяет цвет, определяет купюры…

Сухатская Юлия Викторовна: Расстояние и многое-многое.

Панасова Елена Анатольевна: Да, навигатор туда также закачать.

Сухатская Юлия Викторовна: Надо очень логично, потому что техника не стоит на месте. Я думаю, что…

Волков: Ну да, вот эти новшества, которые были, чтобы они сразу же приходили людям на помощь, потому что сейчас же видите, все движется, все… Станислав Викторович говорил там…

Панасова Елена Анатольевна: Да-да-да, качество технических средств…

Сухатская Юлия Викторовна: Итак, оно было предложено, будет возможность, может быть, появится возможность, чтобы смартфон у нас появился в списке Региональном, так?

Конаненко Станислав Петрович: Просто добавка к этому вот предложению, потому что мы уже столкнулись, а когда мы брали эти же самые планшеты, но в том числе, когда начали выдавать их с Регионального списка, получился такой казус, что там не было закачано именно приложение…

Сухатская Юлия Викторовна: Друзья, да, это ПО, надо покупать сразу же, то есть в техническом… нет?

Конаненко Станислав Петрович: Не надо покупать, здесь можно просто: ребята, есть, которые програмисты...

Сухатская Юлия Викторовна: Бесплатное, как бы?

Конаненко Станислав Петрович: Они программисты, могут это все собрать…

Сухатская Юлия Викторовна: А ПО бесплатное? Но в плане, я знаю, что, допустим, можно купить компьютер и не заложить стоимость.

Конаненко Станислав Петрович: … в основном, они все бесплатные.

Панасова Елена Анатольевна: А какое программное обеспечение необходимо…

Конаненко Станислав Петрович: Программа (Лонстон 01:28:25) по передвижению. Да, по ориентации, по векторному, по фиксации векторной.

Панасова Елена Анатольевна: Это для слепых?

Конаненко Станислав Петрович: Да-да-да. В том числе и для других можно. В том числе сюда идет, может быть, та же самая, мы же сейчас идем, привязываемся к перекресткам, чтобы тоже можно было срабатывать при включении… ну, как трекер, наподобие. Нажимаешь кнопочку, там ввели определенный код цифр, срабатывает тогда звуковая сигнализация  и тогда не тревожит людей. Ну и так далее, там еще много есть возможностей, когда это все можно применять. Тревожная кнопка – это то, с чем мы сейчас сталкиваемся, когда люди проживают одни, с инвалидностью и, испытывают потребность в безопасности или когда случается   что-то. Там очень много таких предложений. Это все надо закачивать, забивать. Умение работать с теми же самыми сервисами банка. У меня работают, скажем, с информацией. Зайти нормально в Gos.ru, посмотреть, в МФЦ. Вот эти все приложения должны быть там. Чем человек пользуется, Сбербанк…

Сухатская Юлия Викторовна: То есть нужно прописать, чтобы были смартфоны именно с этим списком приложений?

Панасова Елена Анатольевна: Дело в том, что у нас предоставляется услуга нашими учреждениями, в том числе по пользованию ТСР. Не вижу никаких проблем, чтобы… это же тоже техническое средство – смартфон и планшет, но устройство…

Сухатская Юлия Викторовна: Есть специалисты, да?

Панасова Елена Анатольевна: … то есть обучение компьютерной грамоте, пользованию и, возможно, научение скачивать эти приложения, а не закачивать, и работать. Отличное предложение, мы его внесем. Также наше учреждение обучает компьютерной грамотности на сессиях в институтах старшего возраста, поэтому как тему принимаем. Хорошо, спасибо. Еще вопросы?

Сухатская Юлия Викторовна: Друзья, я предлагаю…

ВОПРОС: Можно вопрос из Нижневартовска?

Сухатская Юлия Викторовна: Да-да, конечно.

ВОПРОС: Ребенок-инвалид, ДЦП, незрячий. Вот сейчас говорят про смартфоны, телефоны. Мой ребенок может вообще на что-то надеяться? С какого возраста дают?

Панасова Елена Анатольевна: Мы сейчас обсуждаем внесение изменений в перечень. Это как одно из предложений, поступивших от наших общественников, представителей инвалидов по зрению. Все рекомендации по обеспечению как техническими средствами из Фонда социального страхования, так и техническими средствами из Регионального бюджета – они прописываются через рекомендации ПРА, то есть советы экспертов...

Сухатская Юлия Викторовна: Если врач написал, да?

Панасова Елена Анатольевна: … рекомендует, это появляется в индивидуальной программе реабилитации. Для каждого технического средства существует перечень медицинских показаний и противопоказаний. То есть решение об обеспечении и рекомендация об обеспечении тем или иным техническим средством осуществляется в бюро медико-социальной экспертизы.

Сухатская Юлия Викторовна: И ПРА. То есть если вы ребенка ребенка с ДЦП, если правильно, да?

Панасова Елена Анатольевна: На сегодняшний день смартфона в нашем перечне пока нет, он дополнен в 2018 году планшетным компьютером для глухих, владеющих русским жестом переводом для осуществления их коммуникаций.

ВОПРОС: Скажите, вот у меня ребенок ДЦП. Писать грифелем ей тяжело. Было бы очень хорошо, если бы у нее появилась специальная (01:21:45). Но она не входит в перечень. А стоит она порядка 300 000 тысяч.

Панасова Елена Анатольевна: По Брайлю услышала, а до этого – Азбука?

ВОПРОС: Для письма по Брайлю. Есть машинки, которые пишут Брайлем.

Панасова Елена Анатольевна: Мы, конечно, изучим этот вопрос. Пишите, пожалуйста, в чат и в штаб. Если это техническое средство реабилитации, если оно необходимо, если его нет в Федеральном регистре, если оно сертифицировано на территории Российской Федерации. Конечно, учитывая все ваши предложения, мы готовы скорректировать наш перечень.

ВОПРОС: Мы смотрели, оно стоит 300 000. Я просто физически  не потяну такую сумму.

Сухатская Юлия Викторовна: Вопрос: если, получается, ТСР, есть ли это вот средство…

Фугаев Андрей Витальевич: Вот смотрите, есть у нас программа в нашем перечне – брайлевский дисплей, и программное обеспечение к нему.

ВОПРОС: У нас никак не прописано? У нас грифель прописывает, это приборы для письма. Ребенок ДЦП, ей тяжело.

Сухатская Юлия Викторовна: Получается, нужно просить врачей, чтобы они написали правильное, то есть именно это ТСР...

Фугаев Андрей Витальевич: Это специальный брайлевский дисплей и программное обеспечение, и будем обеспечивать за счет Федеральных денег. 

Сухатская Юлия Викторовна: Получается, нужно обратиться на корректировку ИПРА, чтобы включили именно такой, да, ТСР. Да, пожалуйста, Александр Викторович.

Парин Аленсандр Викторович: Парин Аленсандр Викторович, врач по медико-социальной экспертизе. Ну, если рекомендовано ТСР в ИПРА, то они уже, так скажем, рекомендованы по показаниям и противопоказаниям. То есть если ИПРА отсутствует, брайлевский дисплей и программное обеспечение, то, скорее всего, я думаю, были, может быть, какие-то противопоказания. Но опять же это не  индивидуально.

Сухатская Юлия Викторовна: А может, просто вы бы не сказали, что неудобно вот с этим, как-то просто проконсультироваться, да.

ВОПРОС: Я уже говорила, мы тогда были на комиссии, я говорила: ребенок ДЦП, ей тяжело держать этот грифель. Им писать нужно, приложить усилия. Машинка – это просто нажать кнопочку, две большие разницы.

Сухатская Юлия Викторовна: ...Чтобы подкорректировали ПРА, а вам сказали: нет.

ВОПРОС: Да, ничем помочь не можем.

Парин Александр Викторович: Но это на Федеральном перечне отсутствует, да, вот эти машинки, их нет.

Сухатская Юлия Викторовна: Но есть другой вариант. Сейчас говорили, что есть дисплей и программное обеспечение, еще проще? 

ВОПРОС: Я знаю, конечно, потому что мне никто не говорил, что есть какой-то дисплей.

Сухатская Юлия Викторовна: Это проще, ну, как бы, может быть, даже…

ВОПРОС: Буквально заплатили (01:24:29) в декабре месяце…

Сухатская Юлия Викторовна: В эксплуатации.

Парин Александр Викторович: Обратитесь в главное бюро к нам, мы рассмотрим.

Сухатская Юлия Викторовна: Хорошо, хорошо. Пожалуйста, тоже пишите нам, мы вас свяжем с нужными людьми.

ВОПРОС: Хорошо, еще вопрос: получается, мы в 2019 году ни разу не получили обувь. Купить я не могу. Приобрести и ждать потом еще полгода, что у меня возьмут (01:24:54). Когда-нибудь будут обувь выдавать, скажите, пожалуйста.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Это вы писали сейчас в чате?

ВОПРОС: Да-да-да.  

Рыбьяков Михаил Владимирович: Ребенка как, Алина зовут?

ВОПРОС: Да.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Или вас?

ВОПРОС: Нет, это ребенок Алина.

Рыбьяков Михаил Владимирович: Алина, ну все, мы с вами свяжемся, я получил вашу записку. Мы с вами свяжемся, все узнаем, разберемся. Я уже в Нижневартовск дал информацию, поручение, чтобы по вам конкретно разобрались. Мы с вами свяжемся, все обсудим.

Сухатская Юлия Викторовна: Так, хорошо. Спасибо большое. У меня такой вопрос от Ирины: а где можно посмотреть это список вот, перечень всего, что есть? Где вот, прямо конкретно какой-то…

Фугаев Андрей Витальевич: Перечень – это у нас получается Приказ 80 60, его можно посмотреть через…

Сухатская Юлия Викторовна: Вот я обычный человек, я гуглю – приказ 8060.

Фугаев Андрей Витальевич: Это вы можете зайти на сайт Регионального отделения, там есть вкладка «Обеспечение ТСР», и там есть нормативная документация. Там все перечни…

Сухатская Юлия Викторовна: А вы можете нам дать вот прямо где, что как, сайт, и мы его вывесим в нашем масштабе, чтобы ткнул – и все, и пошел, мог посмотреть.  

Фугаев Андрей Витальевич: Ссылочку мы вам...

Сухатская Юлия Викторовна: Да, все есть? Все хорошо. Потому что, ну а вдруг, я вот просто подключилась сегодня к видеосвязи. Мы все вывесим: все, что нам дадут сегодня адреса, все пароли. Да, Станислав Петрович?

Конаненко Станислав Петрович: Я для всех, обращаюсь ко всем, кто интересуется теми изменениями. Если нет информации по тем услугам, по тем ТСР-ам, по тем возможностям, которые будут предоставляться на уровне государственной поддержки, региональные и в том числе муниципальные. Все это будет регламентироваться 46-м законом. Положения, которое вводятся именно федеральные отдельные нормы, и они вступают в силу с июля месяца. Это связано с тем, что пока будет сформирован, объединен общие реестры, которые ведутся: и налоговые службы, и в социальной защите, вот которые по инвалидам. И по разным направлениям, и тогда любой орган власти будет обязан непосредственно предоставлять информацию о полноте предоставляемых услуг для определенной категории человека. Поэтому обращайтесь, где-то с июня месяца будет такой полный перечень, его будет иметь право возможность это его получить, и будете знать, сколько и чего вам положено. Да, через личный кабинет, через МФЦ, через обращение в органы власти – эта обязанность уже возлагается.

Сухатская Юлия Викторовна: Итак, на этом у нас будут хорошие изменения.

Конаненко Станислав Петрович: Закон вступил с 1 января этого года, но там есть некоторые положения, которые при формировании, при стыковке взаимодействия…

Сухатская Юлия Викторовна: Возможно, мы и со штабом даже соберемся по этому вопросу; я думаю, это довольно-таки интересно. И давайте тогда закругляемся.

Друзья мои, мы сегодня разобрали 2 вопроса, это у нас была задержка компенсации. Мы выяснили, что они неизбежны, но вам всегда заплатят. Но, возможно, не так быстро, как хочется, но обязательно. По качеству ТСР, кстати, я не сказала, что у нас был опрос: устраивает ли качество полученных ТСР наших опрашиваемых? К сожалению, 65% было нет. Вот по этому вопросу, к сожалению, у нас было сегодня очень много споров. Они, надеюсь, решатся в частном порядке. А также мы отдельно соберемся по слуховым аппаратам, мы сегодня уже сделали пометку.

Также спасибо всем, кто сегодня поучаствовал, надеюсь, что хорошо, много всего обсудили. До скорой встречи. Огромное спасибо, что вы были сегодня с нами, и нашим гостям, в том числе. До скорого!

Панасова Елена Анатольевна: Спасибо. Хороших выходных всем!

 

Опубликовано: 19.02.2020        Обновлено: 19.02.2020 10:46