Размер:
Цвет:

Стенограмма заседания

Заседание 31.01.2020

Кирсанов: Здравствуйте, уважаемые участники. Сегодняшнее наше заседание проходит по вопросам, касающимся изменений в проведении медико-социальной экспертизы. И ответят на интересующие вас вопросы наши гости Билан Наталья Владимировна – руководитель – главный эксперт по медико-социальной экспертизе и Опарин Александр Викторович – врач по медико-социальной экспертизе.

Просьба ко всем присутствующим по видеоконференции задавать свои вопросы в чате, не стесняться. Начинаем с первого вопроса повестки.

Билан: Немножко подготовлю аудиторию. Здравствуйте, уважаемые друзья! Я очень рада тому, что могу с вами поконтактировать. Спасибо, что есть интерес к этой теме. Я также, как и вы, живу в реалиях, живу в нашей стране в XXI веке, в 20-м году и читаю средства массовой информации. Конечно, эта тема – медико-социальной экспертизы вызывает столько вопросов и споров, и вот столько кривотолков. Я, поскольку погружена в эту тему, я профессионал, занимаюсь экспертизой уже много лет, мне это и то кажется странным, что действительно это сложная процедура. Тем более, многие не понимают, что происходит, вам говорят: куда-то иди, чего-то делать, почитаете в СМИ страшилки всякие, и создается впечатление, что действительно это какая-то инквизиция. На самом деле, в медико-социальной экспертизе работают врачи, люди с высшим медицинским образованием, психологи, специалисты по реабилитации, средний медицинский персонал. Никто не настроен на то, чтобы сразу же повоевать, поскандалить там или создать какие-то препятствия. Нет, мы все прекрасно понимаем, что если человек направлен на экспертизу – значит, мы должны решить его вопросы в рамках нормативно-правовой базы, которую нам дают законодатели. За последний 2019 год  внесены изменения в ряд нормативных документов, которые существенно повлияли и на саму процедуру проведения экспертизы медико-социальной, и на результат экспертизы. Хотя по большому счету, поверьте мне, ничего кардинально не поменялось. И я вам сейчас объясню, все изменения, которые в законодательстве произошли.

Первое и очень важное изменение – это то, что с мая 2019 года изменен порядок прохождения медико-социальной экспертизы. Направлять на медико-социальную экспертизы могут органы социальной соцзащиты и Пенсионный фонд, но абсолютное большинство направлений выдаются медицинскими организациями. Очень важно, что граждане приходят в медико-социальную экспертизу единожды, не так как было раньше. Сначала принеси документы, потом напиши заявление, потом тебя пригласят. Вот смысл этого нововведения в том, чтобы исключить многократное посещение нашего учреждения. Значит, когда оформлено направление на медико-социальную экспертизу – оно без участия гражданина передается в бюро медико-социальной экспертизы. Регистрируется, и именно дата поступления в бюро в случае признания лица инвалидом является датой наступления инвалидности. Это очень важно.

Значит, когда мы получаем направление на медико-социальную экспертизу, врач вам говорит, что: «Мы вас направили, мы ваши документы передали». Специалисты бюро МСЭ должны внимательно изучить и проверить на соответствие второму нововведению. Это был принят перечень медицинских обследований, необходимых для получения клинико-функциональных данных. Если это направление подготовлено с учетом этого приказа и проведены все обследования, подтверждающие степень нарушения функции, необходимые для обоснования экспертного решения, тогда специалисты приглашают человека один-единственный раз, назначается дата. Уведомить человека можно по почте, по телефону, по SMS. Как правило, лично маловероятно, потому что когда мы проводим контроль и видим, что приглашен лично – это значит, что, наверное, человек принес документы в нарушение действующего законодательства. Как правило, это или телефон или почта, если это далекая территория; или интернет, соответственно. Если же перечень документов, вернее, вот этих обследований неполный, а это значит, что мы не сможем вынести экспертное решение – тогда мы не приглашаем человека, мы просто без участия человека его возвращаем в медицинскую организацию. Вот раньше было такое, это была конфликтная ситуация: врач направил на экспертизу, а мы там говорим: «Ой, да вас недообследовали, идите на ПДО и проходите еще раз». Даже не 2 раза приходилось обращаться, еще на дополнительное обследование ходить. Сейчас мы сразу должны это соответствие соотнести, и если документы качественные, то мы вас приглашаем. Вы приходите один раз в назначенное время. Время ожидания получения услуги должно составлять не более 15 минут, очередей быть не должно. Если вдруг где-то имеет место этот факт быть, я вам просто рассказываю о ваших правах. И перед тем, как проводится экспертиза, специалист должен получить вот как раз  это согласие на проведение экспертизы, которая фактически заменяет заявление сейчас. И по результатам экспертизы в тот же день, если решение вынесено, выдается документ, справка об установлении той или иной группы инвалидности, и индивидуальная программа реабилитации или абилитации. И, конечно, я вам рассказала в идеале: вы пришли один-единственный раз, и ушли с результатом. 

Конечно, бывают ситуации, когда недостаточно сведений, например, для подбора технических средств реабилитации или указан какой-то основной диагноз, но для экспертизы имеют значение еще и сопутствующие диагнозы, которые могут быть не отражены. То есть, может быть, человек на экспертизе рассказывает, что: «Вот у меня основной там остеохондроз, а вы знаете, у меня там еще и сахарный диабет», – но мы этого не видим в документах. Вот это тоже может иметь экспертное значение, и в этих случаях может составляться программа дополнительного обследования.

Поняли, да? Первое: без участия гражданина по направлению медицинской организации берется согласие, а не заявление, основной документ на проведение экспертизы и перечень обследований. Это все этот год.

Теперь, что было дальше. С учетом активной общественной деятельности законодатель услышал и пожелания и, обсудив сложившуюся ситуацию с экспертами в здравоохранении, по-моему, в 2019 году были внесены изменения в сроки установления инвалидности. Вы знаете, что есть перечень заболеваний, состояний при которых инвалидность устанавливается бессрочно: при первичном освидетельствовании; не позднее 2-х лет после первичного, например, при ампутациях и для детей появились сроки на 5 лет при фенилкетонурии, при сахарном диабете. Так было. При онкологических заболеваниях.

Вот, кстати, если у ребенка установлен диагноз онкологического заболевания, то мы обязаны установить сразу первично на 5 лет. Ни на год, не на два – это закон. Если где-то не так, то вы должны об этом сказать в главное бюро. Итак, важное изменение, мы это уже увидели – при первичном освидетельствовании детей с диагнозом «сахарный диабет 1 типа» закон: инвалидность устанавливается сразу до 18 лет. Это прямо закон, вариантов быть не может. И мы проводили и контрольные мероприятия, и мы все время в Ханты-Мансийске мониторим эту ситуацию, у нас уже порядка 44 таких детей при первичном установлении сразу до 18 лет. Что касается повторных детей, то в случае обращения закон не предусматривает такого пункта. Но, тем не менее, конечно, по аналогии, мы, у нас есть такой срок до 18 лет, и мы тоже устанавливаем всем детям с сахарным диабетом 1 типа инвалидность до 18 лет. Я сказала, что это единственное пока заболевание в перечне, когда детям устанавливается инвалидность до 18 лет при первичном освидетельствовании – это сахарный диабет 1 типа. 

Вот это было тоже такое нововведение в этом году. У меня с собой перечень состояний по бессрочному установлению инвалидности. Если у вас будут вопросы, я четко-четко прочитаю, если они у вас появятся.

Дальше был еще один очень важный, очень актуальный приказ – это утверждение положения об организации оказания паллиативной медицинской помощи, включая порядок взаимодействия медицинских организаций, организаций социального обслуживания, общественных объединений, иных некоммерческих организаций, осуществляющих свою деятельность в сфере охраны здоровья. Приказ совместный Минздрава и Минтруда, он касается крайне тяжелых состояний, когда человек начинает нуждаться в паллиативной помощи. Вы знаете, по моим оценкам, по моему наблюдению, мы только начали работать с этим приказом. Еще вся потребность в паллиативной помощи еще не раскрыта, он вступил в силу с 7-го месяца. Но мы уже видим, что и решение у нас есть по паллиативным пациентам. Для того, чтобы вы знали: это не только группа онкологических пациентов или тех пациентов, которые нуждаются в каких-то там сильных обезболивающих, это вот наше узкое представление. Паллиативная помощь включает в себя и социальную помощь, и психологическую помощь и, в том числе обеспечение техническими средствами реабилитации. Есть в этом приказе, запишите его реквизиты: «Минздрав, Минтруд от 31 мая 2019 года, № 345н/372н». Первое приложение содержит перечень заболеваний, при которых выносится о признании гражданина, пациента, нуждающихся в паллиативной медицинской помощи. Первый шаг, значит, это не только онкологические пациенты, не только тяжелые стомированные пациенты – это люди, которые перенесли ОНМК инсульты; это люди, которые страдают ментальными тяжелыми нарушениями; это может быть группа детей-инвалидов с ДЦП с тяжелыми двигательными и ментальными нарушениями. То есть люди, которые нуждаются в паллиативной помощи, в том числе и семья. Это не обязательно прямо уходящие люди, человек может жить годы и вот может получать такую поддержку. Значит, смотрите: если в семье есть такой человек и если вы еще не имеете заключение врачебной комиссии о том, что он нуждается в паллиативной помощи, первый шаг – вот если вы увидите в первом приложении этого приказа свое состояние – нужно обратиться на врачебную комиссию в медицинской организации, где вы наблюдаете. Первое – это заключение о признании нуждающимся в медицинской помощи. А дальше порядок включает буквально счетчик, там все расписано по дням. В течение того же дня, когда признали нуждаемость в паллиативной помощи, если человек не является инвалидом, врач организует обследование. Еще через 3 дня максимум должно быть оформлено направление на медико-социальную экспертизу. МСЭ проводится в срок не позже 3-х дней, итого всего прошла неделя. Обратный талон – о результатах, как правило, это инвалиды 1 группы и, как правило, это бессрочно – уходит обратно в медицинскую организацию, в социальное обслуживание, разрабатывается программа реабилитации-абилитациии и сразу все органы, которые будут участвовать в оказании этой комплексной помощи, будут знать через 3 дня о том, что есть такой человек. И что очень важно: как правило, люди, которые нуждаются в паллиативе – это уходовые пациенты, даже необязательно физически, даже ментально это может быть такое, обеспечиваются техническими средствами реабилитации в течение 7 дней. Итого на все про все – 14 дней, так говорит вот этот порядок. То есть это может быть нуждаемость в памперсах, это может быть противопролежневый матрас, это может быть средства ухода за стомами, и так далее, так далее. Я, почему об этом так подробно рассказываю, чтобы вы знали о своих правах, и если у вас есть такая потребность, вы вынесите, или есть рядом человек такой, или вы будете, как активные граждане кого-то консультировать, вы сразу ставьте вопрос перед врачебной комиссией. Пускай комиссия вынесет решение: нуждается в этой помощи или не нуждается, подходит он под это состояние или не подходит? Но по нашим данным, Александр Викторович, да, мы считали, у нас за этот период около 250 человек уже по округу. Разработаны программы реабилитации. Формируется федеральная база данных о нуждающихся в этой паллиативной помощи. И, конечно, это очень важно, это самая такая вот ну тяжелая для социально-психологической медицинской реабилитации-абилитации группа пациента, группа граждан. Значит, вот такой приказ долгожданный, совместный порядок – он тоже вступил в силу в этом году. 

И теперь тот приказ, который вызывает наибольшее количество вопросов: что поменялось, ажиотаж, снимают, не снимают, онкологию там зажимают. Читала я СМИ, это вообще читать очень страшно. Значит, действительно 1 месяц, да, с января текущего года, мы работаем с новым документом. Это классификации и критерии, используемые при осуществлении экспертизы, приказ 585н. Я его с собой принесла показать, он такой очень большой. Я, будучи экспертом, хочу сказать, что ни один эксперт – он не может напрямую сказать, вот что в соответствии с этим приказом вынесено решение. Сначала эксперт принимает решение комиссионное в голове. Вот по большому счету вы должны понять, что никакого ажиотажа нет, и ничего не поменялось по большому счету. Я категорически против, и всегда не понимаю, когда объявляется решение комиссии, нашими бюро, которые нам подведомственные – они говорят, что: «Вот на основании вот этого приказа». Ничего в экспертизе по большому счету не поменялось. Конечно, приказ имеет другую структуру. Я его лично оцениваю как очень позитивный, потому что, во-первых, расширен перечень нозологий, что позволяет обосновывать наши решения в интересах граждан, конечно же. Второе: вообще впервые за 90-летнюю историю экспертизы в нашей стране появились критерии для детей. Они же всегда были общими, а сейчас есть целый раздел, они разделены на 2 части: взрослые и дети. Вот не было такого никогда. А что это значит для экспертизы? Это значит, что вот эти классификации учитывают особенности детского возраста в каждой определенный период развития. Раньше были взрослые, дети – все было примерно одинаково. Сейчас этого нет. Вы его найдете, он есть на нашем сайте в открытом доступе. Еще раз давайте я вам тогда скажу реквизиты: приказ Минтруда 585н от 27 августа 19-го года, но вступил в силу с 1 января. Значит, если вы откроете, поинтересуетесь, там написано: дети от 0 до 17 лет; допустим, там от 3 до 7 лет, есть некоторые состояния, которые прямо обозначены по возрасту. Здесь появилась разница в освидетельствованиях при первичной и повторной экспертизе. Здесь появился классификатор не только статистический, как был в предыдущих МКБ, просто шифр, он вообще ни о чем не говорит, это статистика. А здесь появился классификатор функционирования. Конечно, этот приказ требует работы профессионала. Но вот я вам дам свой прямой телефон и чтобы вы могли и обращаться, и рассказывать, задавать вопросы, что вам непонятно вот в самом этом приказе. Он не может быть безусловным основанием, потому что сама по себе экспертиза проводится на основе изучения медицинских, психологических, социально-бытовых, профессиональных и иных факторов. И любой эксперт понимает... Например, перелом шейки бедра. У молодого человека возраста в 30 лет прогноз реабилитационный, который связан с клиническим – он куда благоприятнее, может встать, пойти и вообще не выйти в инвалидность. А у лиц пожилого возраста переломы шейки бедра после 70 лет – это, конечно, сомнительный прогноз, а чем дальше это прямо неблагоприятный прогноз, практически очень тяжело добиться такой реабилитации, чтобы встал и пошел. Есть этот общебиологический фактор экспертный – он тоже имеет значение, и решение может быть вынесено разное. И, соответственно, подобраны технические средства реабилитации разные. Молодого человека мы будем, конечно, вести и понимать, что его задача – встать на ноги и опять ходить; а пожилого человека, скорее всего, не удастся, нам нужно будет обеспечить его коляской и, возможно, он вообще будет лежать и не вставать с постели. Поэтому вы очень к этому приказу относитесь вот так, как к не безусловному документу, но он ни в коем случае не ухудшает положение граждан, ни в коем случае.

Еще я по 585 приказу хочу сказать по группе онкологических пациентов.  Вы активные, читаете форумы, средства массовой информации, со всех регионов страны пишут про онкологию, что исчезли сроки; если мы раньше обязаны были 5 лет наблюдать, то сейчас сроков нет. И есть такое правоприменение документа, что: «Вот, в прошлом году как бы по-старому была инвалидность, а в этом году мы уже в январе сняли». Так вот, это совершенно не значит, что если пропали сроки, то это равно снять инвалидность. В экспертизе мы будем учитывать все факторы онкопрогноза: и стадию, и объем проведенного лечения, и последствия оперативного лечения. Если это молодой возраст, небольшая стадия, радикальное лечение, относительно хорошая гистология – то решение может быть вынесено о непризнании. Но есть такие высокие достаточно стадии, такие локализации с онкопрогнозом не очень благоприятным, когда просто необходимо, чтобы четко сказать, что здесь нет инвалидности, наблюдать человека не менее 5 лет.  Это условный срок (5 лет), который принят вот в научной среде у онкологов, когда можно более-менее точно сказать, что риски прогрессирования онкологического заболевания сравнялись со средне-популистическими. То есть, если через 5 лет нет рецидива и прогрессирования, то это уже достаточно хорошо. Вероятность того, что это произойдет, при разных локализациях разная, но 5 лет наблюдения. Мы в январе провели мониторинг по нашему округу, у нас есть не признанные повторно пациенты, мы 3 решения изменили в главном бюро. Поэтому не пугайтесь того, что вот эти вот новые классификации сейчас все поменяют. Они не поменяют ничего, они гораздо подробнее, гораздо тщательнее, и дают для врача-эксперта этот инструмент, чтобы свое решение более качественно обосновать в интересах гражданина. По этому приказу, я думаю, у вас будут вопросы.

И самое последнее, о чем я хочу вас проинформировать – это по вопросу получения знака «инвалид». Значит, мы в течение полутора лет, учреждения медико-социальной экспертизы, выдавали эти знаки. Был такой порядок Минтрудовский о порядке выдачи этого желтого знака. Значит, запишите тоже: 14 ноября 19-го года вышел приказ Минтруда № 724н, который меняет, порядок размещения сведений о транспортном средстве, управляемом инвалидом, в общем, что касается знаков. Вот этот порядок вступит в силу с июля 20-го года, то есть полгода мы эти знаки выдаем. Нужны они вам или не нужны –  решать только вам. Но уже с июля 20-го года размещать сведения будет во ФРИ (федеральный реестр инвалидов) Пенсионный фонд. Этот порядок говорит о том, что сведения именно о транспортном средстве размещаются Пенсионным фондом в федеральном реестре в отношении одного транспортного средства на основании поданного в Пенсионный фонд заявления инвалида. Оно может быть подано через личный кабинет, через многофункциональный центр, там оно подписывается, в отношении одного транспортного средства, 15 минут автоматически там будет работать программа, соотносить вот эти базы данных, что это инвалид. Будет доступ Пенсионного фонда, конечно, о том, что статус «инвалид» актуальный. И вот написано, что Пенсионный фонд обеспечивает информирование заявителя о дате и времени размещения в федеральном реестре инвалидов сведения о транспортном средстве через личный кабинет или по адресу электронной почте. Именно Пенсионный фонд актуализирует эти сведения, то есть, видимо, база ГИБДД будет подключена к федеральному реестру инвалидов и предоставление знака «инвалид» не нужно будет. То есть ГИБДД будет брать эту информацию из ФРИ, вот таким образом. Мы перестанем выдавать знаки. Но, во всяком случае, это очень небольшой документ, тут всего 2 странички, и довольно четко написано. Вы подготовьтесь к этому заранее, да, чтобы вы знали, что в любом случае нужно будет обратиться для того, чтобы зарегистрировать транспортное средство, которое принадлежит инвалиду.

Женщина: У меня ребенок инвалид.

Билан: Почитайте документ, я не могу комментировать, я не законодатель и практика применения пока еще.

Панасова: Наверное, по этому вопросу Наталья Владимировна попозже Пенсионный фонд к нам пригласит.

Билан: Может быть, и ГИБДД тоже, да.

Панасова: ГИБДД, у нас уже было одно задание по поводу вот выдачи знаков, теперь, наверное, мы будем спрашивать, как теперь нашим инвалидам, чтобы попасть в этот реестр со своим транспортным средством, вести себя?

Билан: Вы знаете, здесь в этом порядке 724н, 14 ноября 19-го года, тут все очень четко написано, просто я не акцентирую на него внимания. Как подать заявление, через что, в отношении одного транспортного средства – вам ничего, по сути, предоставлять не надо, и справку об инвалидности тоже предоставлять не надо, эта вся информация есть в электронных базах. Вам нужно написать только заявление, я так понимаю. Тут перечень документов тоже, через МФЦ или через личный кабинет, и все.

Волков: Наталья Владимировна, понятно, инвалид, если не может ехать, да, допустим, подъехал, как вот случай из практики. К тому же, допустим, он как бы поставил этот желтый значок, все понятно. А если его привезла жена или знакомый, у него машина сломалась, как он тогда на одну машину может?

Билан: Я не законодатель, вот знаете…

Волков: Вы понимаете, я так сказать, практик, вот слушаю, что это во вред инвалидам будет сделано. Так я могу любого взять человека, подъехать и показать, что у меня знак инвалида, даже мою справку инвалидную. И я встал, я так делаю, допустим, когда-то, допустим, если я могу. А так как это на один, если у меня машина замерзла и мне уже ни с кем не подъехать что ли, на место инвалидности?

Билан: Понимаете, я не то компетентное лицо, которое могу решить данный вопрос.

Волков: Это уже и так понятно, что если одна машина, то это очень плохо.

Билан: Трудно мне здесь прокомментировать, такой порядок вступает в силу с июля 20-го года. Вы можете мне задавать на эту тему сколько угодно вопросов, я ведь ни на один не отвечу, будет просто эмоциональный обмен. Конечно, до июля мы этот знак выдаем. Причем вы понимаете, как быстро меняется законодательство. Мы не успели эти знаки, только закупили эту желтую бумагу, мы провели эти закупки. Она не столь дорога, но мы только обеспечили всех в бюро вот такими стопками бумаги. Хоп-хоп – сказали, что порядок другой.

Волков: Но это же, в принципе, хорошо, что вы выдали, там номер стоит этого, понимаете?

Билан: А без проблем. Нам сказали – выдавать, мы же ведь учреждение, мы не орган исполнительной власти. Мы – учреждения,  которые выполняем свою государственную услугу.

Волков: Мне это понятно, просто это так все странно, вообще так все быстро меняется.

Билан: Сказали выдавать – выдаем. Вот, это другой вопрос. Теперь я готова ответить на ваши вопросы и особенно по вот этим критериям, чего вы боитесь, чего вы опасаетесь и задайте все вопросы, пока я с вами и готова вот сколь угодно комментировать все, что знаю.

Кирсанов: Так, спасибо, Наталья Владимировна, за столь полный доклад для начала, и так как у нас нет вопросов по ВКС, есть ли у нас по теме вопросы в зале, никто не хочет задать?

Билан: Тут был вопрос: как повлияет приказ 585 на тех, кому группа дана бессрочно? Абсолютно никак. Будьте совершенно уверены, что закон обратной силы не имеет. Если в справке группа инвалидности или статус там до 18 лет установлен, то его никто не отберет, даже если поменялись состояние здоровья в лучшую сторону. Закон есть закон, никто трогать вас не будет, активно никто вызывать не будет. Без желания, без добровольного согласия никто ничего менять не будет. Хотя у нас есть такие случаи, когда люди пишут: «Вот у меня 1 группа, отымите группу, не хочу первую, вообще снимите». Есть такие случаи единичные. То ли это препятствует работе, то ли это еще чему-то. Крайне редко, но такое тоже может быть. И мы уговариваем, что не надо. Те, у кого вписаны электроприводные коляски, например, ВПР старые, да, и сейчас идет актуализация ИПРА. Если мы с согласия, с заявления, с направления проводим экспертизу, то мы ее проводим на основании имеющихся документов. Но вы должны взвесить все, мы отменим тогда то решение, если вы проходите экспертизу. Если экспертиза не проводится, то ничего не меняется – это закон. Я иногда даже сама, приходит человек, чтобы поинтересоваться, говорю: «У вас электроприводная коляска, по новому законодательству вам не показана, мы ее не впишем, и вы взвесьте все “за” и “против”, потому что вы можете это этого лишиться». То есть до тех пор, пока не проведена экспертиза, это решение действующее, оно не отменено, не изменено, вступило в силу и так далее.

Лебедева: Добрый день, я хотела задать такой вопрос: у меня ребенок, с рождения слепота одного глаза. Два раза подавали на инвалидность, нам отказывали, писались тем, что слепота одного глаза при структурном функциональном полноценном втором глазе не имеет основания для инвалидности. Уже прошло 14 лет. Естественно, ежегодно проводим все мероприятия по сохранению зрения, но мы носим очки, с каждым годом зрение ухудшается. Хочу спросить, можем мы еще раз подать на инвалидность или также откажут очередной раз. И что делать? Вот сейчас ей 14 лет, она хочет устроиться на работу временную, как подросток. Естественно, ее на любую работу не допустят в связи с ограничением зрительных функций.

Билан: Я поняла ваш вопрос и готова вам ответить. Значит, смотрите: вы подать на инвалидность в сегодняшних условиях, нет заявительного характера. Заявиться, как раньше, написать заявление: «Хочу пройти экспертизу» – такой порядок не предусмотрен. Вы можете обратиться в медицинскую организацию, и только медицинская организация при наличии оснований направляет на МСЭ. Если медицинская организация не видит этих оснований, зная действующие законодательства, она может дать справку об отказе, с которой вы пройдете уже без направления.

Отвечу сейчас про функцию зрения, сразу скажу, что при справках об отказе мы анализировали. Не всегда мнения наши совпадают; может быть, медицинская организация не учла какие-то сопутствующие заболевания. Процент измененных решений при обжаловании со справками об отказе составляет 1 к 10, то есть не всегда, когда отказали. Такое бывает при туберкулезе довольно часто, измененное решение; при ВИЧ, и при других состояниях. То есть медицинская организация, наблюдая вашего ребенка, проводя ему лечебные мероприятия, реабилитационные, понимает, что функция зрения утрачена стойко. Но классификатор, причем это международная классификация функционирования, действительно отсутствие одного глаза ил зрения на один глаз при 100% втором зрении – это вне группы инвалидности, расценивается, как незначительное стойкое нарушение функции законодателем с учетом международного опыта и классификатора ВОЗ.

Но, конечно, зрение на втором глазу, оно тоже может падать. И не только острота зрения моет падать, а еще и поля зрения. Бывает, что второй глаз поражен воспалительными заболеваниями. Поэтому только врач может сказать, есть основания для направления на МСЭ или нет. Если основания есть, и состояние не поддается коррекции и лечению, то врач обязан направить на экспертизу. Если не направляет – справка об отказе. Но если это отсутствие одного глаза при сохранной функции второго глаза или компенсируемой функции, то это действительно вне инвалидности. Поэтому трудно мне прокомментировать. Я всегда говорю, что заболевание не равно инвалидности.

Лебедева: До какого уровня должно упасть у ребенка зрение, чтобы ему дали инвалидность? Второй вопрос, к кому я должна подойти – к педиатру или окулисту? Окулист мне ничего подробно не говорит. Я спрашиваю, мы еще раз можем подать, нам откажут, или это будет бесполезный сбор документов? Она говорит, что не знает. К кому можно обратиться – к педиатру, окулисту или к заведующей?

Билан: Конечно к окулисту. Если у вас патология органов зрения, то только окулист может провести полное обследование: и глазное дно, и острота, и поля, и очковая коррекция, и сложная это или несложная очковая коррекция, и прогрессирование и так далее. Там много нюансов. Если вам офтальмолог все объясняет и говорит, что не все потеряно, вот вам очки, но вы не доверяете ему, то вынесите этот вопрос на врачебную комиссию. Именно врачебная комиссия медицинской организации проводит отбор граждан, подлежащих направлению на МСЭ. Нужно, чтобы отказ дала комиссия. Потому что справка об отказе, она не единолично один врачом подписывается, она подписывается тремя врачами. Относительно формулировки – до какого значения должно упасть зрение состояния? Дай бог, чтобы оно не до какого не падало, а максимально сохранялось. Я открываю документ, в данной ситуации это будет обоснованием экспертного решения. Раздел 7, пункт 7, Приложение «Количественная оценка». Что здесь написано? Для детей в возрасте от 4 до 17 лет острота зрения лучше видящего (единственного глаза) с оптимальной коррекцией более 0,3. Это вне группы инвалидности.

Лебедева: Что за комиссия, куда я должна обратиться? У нас ведь здоровый глаз ухудшается. У нас глаз-протез.

Билан: Я вас понимаю. Но основная проблема, что ухудшается зрение. Мы же не хотим, чтобы оно ухудшилось настолько, чтобы потерять эту функцию? Нужно лечиться.

Лебедева: Я 2 раза в год езжу, ходим в кабинет по охране зрения. Я поддерживаю у ребенка это зрение, но оно падает. Инвалидности нет, мы сами лично за свой счет протезируемся. Хорошо, что помогает Собес, выделяет там нам деньги, мы туда ездим.

Билан: Узнайте, кто у вас председатель врачебной комиссии в медицинской организации, узнайте фамилию, имя, отчество должностного лица. Подойдите к председателю врачебной комиссии медицинской организации.

Лебедева: Это в детской поликлинике?

Билан: Да, в детской поликлинике есть врачебная комиссия.

Лебедева: Все, спасибо.

ВОПРОС: Можно еще вопрос? Город Сургут. Мама с больным ребенком сахарным диабетом, являющимся инвалидом. У меня вопрос по инвалидности после 18-летнего возраста. Детям не дают, дети без профессии. На любую профессию они не могут пойти, получается. Работодатели тоже не готовы видеть таких людей, брать к себе на работу. Как нам дальше быть без помощи государства?

Билан: Я поняла ваш вопрос, он касается случаев, когда наступает возраст 18 лет. До 18 лет ребенок-инвалид, что делать после 18 лет. В 18 лет ребенок, который уже становится взрослым, который имеет стаж этого заболевания, он обучен диете, он умеет пользоваться инсулином. Та категория, которая ограничивает детей до 18 лет, в том числе категория самообслуживания, нужна помощь взрослого в подборе, в расчете единиц инсулина, в диете и так далее – после 18 лет это уже взрослый человек, он это умеет делать, он прошел школы диабета. Тем более нужно понимать, что, конечно, до 18 лет нужно постараться решить все эти вопросы по профориентации, по подбору профессии и так далее. В 18 лет применяется критерий для взрослых граждан.

Что мы оцениваем в 18 лет? Я вам прочитаю, чтобы было понятно. Здесь имеет значение, мы уже оцениваем нарушения функций и систем, осложнения сахарного диабета. Как правило, если ребенок заболел рано в 3-5-6 лет, конечно, к 18 год стаж диабета уже 12 лет и больше. Как правило, это более тяжелое лабильное течение. К 18 годам могут возникнуть осложнения со стороны нервной системы и так далее. Здесь уже могут быть признаки инвалидности. Ребенок, который заболел в 13 лет или в 15 лет, он не должен к 18 годам быть уже с осложнениями.

Количественная оценка степени выраженности нарушений функций организма в возрасте 18 лет и старше при болезнях эндокринной системы зависит от характера и степени выраженности клинической симптоматики заболевания, результатов клинических методов обследования с применением современных методов лечения и реабилитации. Третья группа может быть установлена, она тогда имеет место быть, это социальная недостаточность вследствие нарушения функции органов. То, о чем мы говорим. Ведь инвалидность, это заболевание с нарушенной функцией, когда имеются осложнения сахарного диабета с нарушениями функций органов мишени. Это диабетическая нефропатия 3Б-стадия, ретинопатия с остротой зрения лучше видящего глаза. Опять-таки, та функция, которую я называла по полям зрения, выраженная сенсомоторная невропатия с наличием пореза стоп и так далее. Могут формироваться язвы, диабетическая стопа и так далее. Конечно, в 18 лет, дай бог, чтобы ни у одного ребенка не развились такие осложнения. Но в 18 лет медицинский подход для установления инвалидности связан с развитием осложнений сахарного диабета. Поэтому, конечно, я должна сказать, что до 18 лет, когда этот статус дает возможности реабилитации, нужно успеть пройти и профориентацию, и подобрать профессию, в которой человек сможет обучиться и обеспечивать свое существование экономическое тоже.

Кирсанов: Спасибо за ответ. У нас вопрос из студии.

Спечак: Здравствуйте. Мама особенного ребенка. При родах мне ребенка испортили, инвалидности я добилась к 2009 году. У нас есть энкопрез. В 2015 году нам с сыном отказали в санатории, потому что из-за этого диагноза ребенка нельзя увозить. Мы с мужем очень расстроились, папа возит сам. Еще раньше нам отказали в памперсах, нам объяснили так, что ребенок же не лежачий. А я должна ребенка доводить до такой степени, что у ребенка эти проблемы пожизненно. Нам отказали в колоноскопии. Хирург сказал, что у ребенка это состояние будут пожизненно. Что нам делать?

Билан: Правильно ли я вас поняла, что у вашего ребенка есть проблемы недержания, энкопрез?

Спечак: Да, это повредили при родах. Но у нас еще психоневрологическое.

Билан: Но у нас в программе реабилитации нет ни одного технического средства. Ведь это же не только адсорбирующие средства. дело все в том, что в федеральном перечне существуют еще и анальные тампоны. Если это проблема не связана с нарушением функции мочевыделения, то подбор для конкретного человека осуществляет лечащий врач. В данной ситуации важно понимать, какое именно средство можно использовать – это памперс или тампон. Болеет того, должен быть четко выставлен диагноз. Вы эмоционально рассказываете, но если есть основания для обеспечения памперсами, если функция утрачена в выраженной степени, то врачи медицинской организации должны оформить такое направление.

Спечак: У меня из-за этого ребенка учат на дому.

Билан: Мы с вами так не разберемся. Мой телефон 30-16-23. Позвоните мне в понедельник, и с вами тогда проговорим.

Спечак: Основной диагноз у ребенка психоневрологический, он стоит у психиатра. Но вот такая проблема, из-за этого у меня ребенок обучается на дому. В этом году 8-ой класс.

Билан: Я ничего не могу сейчас сказать, мы просто с вами сейчас занимаем время, мы с вами ни о чем сейчас не договоримся. В понедельник по телефону (3467) 30-16-23. Код города 3467. Как вас зовут?

Билан: В понедельник мы с вами созвонимся и проговорим, что мы с вами практически можем сделать, как можно оперативно разобраться с вами.

Кирсанов: Вопросы из студии.

ВОПРОС: Здравствуйте. Если при вынесении группы инвалидности была выдана программа, и при реабилитации инвалидов, соответственно, в этой программе там предназначены были роллаторы. Когда я получила вот эти роллаторы, они приспособлены для очень большой площади, меня они не устраивают. То есть в домашних условиях мне бы поменьше роллаторы. Как это изменить?

Билан: Вообще, если кому бы то ни было нужны изменения в программе реабилитации, то написано, что для того, чтобы внести изменения, нужно разработать новую программу. Новая программа – это направление из медицинской организации, так же будет обследование актуального состояния здоровья и так далее. Что касается роллаторов в такой формулировке, то сейчас, по-моему, нет такого технического средства. Если вы сейчас обратитесь и будете думать, что вам выпишут роллаторы, то уже не будут вписаны роллаторы. Это могут быть ходунки на колесах, что-то еще, то есть другие наименования, но не в такой формулировке. В целом для того, чтобы внести изменения в ВП, нужно выдать новую. Чтобы выдать новую, нужно направление из медицинской организации. То есть нужно будет заново проходить всю медицинскую процедуру. Инвалидность убрать не могут, но технические средства изменят. Вас тогда медицинская организация напишет направление не с целью изменения инвалидности, а с целью коррекции ПР. Мы, увидев эту цель, не буем вмешиваться в инвалидность, а будем только рассматривать тот вопрос, по которому вас направили.

ВОПРОС: Добрый день, коллеги. Наталья Владимировна, хочу именно вас поприветствовать. Я к вам уже обращалась по поводу сотрудника, которого не допустили по медицинским показаниям, к работе спустя 5 лет. Также нам подтвердил и Ханты-Мансийск. Наталья Владимировна знает эту проблему, я лично обращалась, спасибо вам за поддержку. Мы не знаем, что нам делать сейчас. Может быть, есть шанс изменить тогда группу с 3-ей на 2-ую? Наталья Владимировна, подскажите, что нам делать?

Билан: Во-первых, что касается про изменение группы, это может сказать только врач – как протекает заболевание, есть ли основания для усиления или нет. Я на эту тему разговаривала с Михаилом Петровичем. Я пока не отвечу на этот вопрос. Если вопрос об усилении группы, это ни вы, ни я не решу, а только решит медицинская организация – выдаст она направление, увидит для этого основание или нет.

ВОПРОС: Мы обращались, нет оснований.

Билан: Мы оставим вопрос на паузе, он пока еще в процессе решения.

ВОПРОС: Спасибо большое, Наталья Владимировна. Спасибо большое за поддержку.

Скобелина: Добрый день. Наталья Владимировна здравствуйте. Вопрос вот в чем. Когда оказывали содействие в прохождении медико-социальной экспертизе для детей со статусом ребенок-инвалид, столкнулись с такой проблемой, что нет заочного освидетельствования для детей, которые имеют 3-ю степень ограничения жизнедеятельности. То есть достаточно сложные дети, которые не могут без определенных аппаратов находиться длительное время. А так как бюро МСЭ находится у нас ближайшее в городе Нефтеюганск, приходилось родителям их вести за свой счет, нанимать транспорт. Достаточно в экстремальных ситуация ребенок добирался до бюро МСЭ. Сейчас решена в новых законодательных актах эта проблема?

Билан: Спасибо. Вы знаете, поскольку вы профессионал, вы специалист в системе социальной защиты, я вам сразу хочу сказать, что вот эти дети, которые с ограничениями 3-ей степени, надо подумать, а не паллиативные ли это дети? Вы эту ситуацию профорсируйте, промониторьте. Если столь тяжелые дети, то система оказания помощи им должна быть выстроена в особом порядке. Может быть, если у них инвалидность до 18 лет, то всегда может потребоваться на любом этапе актуализация ИПРА. Что касается заочных экспертиз, то в прошлом в 2018 году был большой приказ о внесении изменений в правила признания лица инвалидом, где появились бессрочные группы, сроки установления. 4-ый раздел содержит в себе перечень заболеваний, при которых инвалидность устанавливается заочно. Он обязателен для исполнения. Если направление на МСЭ медицинской организацией оформлено правильно, и основное заболевание, которое приводит к инвалидности, оно есть в этом перечне, то бюро обязано провести заочно. Сделаю оговорку – в интересах больного, если мы хотим хорошо ему подобрать СЭР, заочно это сделать сложно. Это не просто весь перечень, что знаю, то и пишу. Должен быть индивидуальный подбор, что ему наиболее подходит из всего перечня. Тогда мы приезжаем. Но чтобы с таким трудом ехали пациенты – нет. если мы не можем приехать, значит, мы обязаны сделать заочно.

Смотрите еще, что это за заболевание в этом перечне. Заболевание органов дыхания с дыхательной недостаточностью, с легочно-сердечной недостаточностью 2-3Б. Болезни системы кровообращения, стенокардия – 4 функциональный класс. Болезни нервной системы – с хроническим, прогрессирующим течением, в том числе нейродегеративные заболевания головного мозга, Паркинсонизм со стойкими, выраженными нарушениями функций, экстрапирамидные расстройства с выраженными нарушениями функций, сахарный диабет, который привел к значительным, множественным нарушениям функций организма. По сути, это уже потеря конечностей, 4 стадия недостаточности. Каловые, мочевые свищи стомы, неустранимые – тоже заочно. Злокачественные заболевания. Вы как специалист возьмите вот это постановление, вы будете знать, когда ненужно людей вести. Он вступил с 2018 года.

Скобелина: Я думаю, что в конце 2017, в начале 2018 года получили объяснение, что по взрослым по заочному освидетельствованию это было решено, а по детям – должны были родители самостоятельно привезти. Есть заболевания ДЦП достаточно сложные. Дети вырастают, они не могут самостоятельно сидеть в тех же колясках инвалидных.

Билан: Я все понимаю. Конечно, мы не будем говорить о том, что было; мы будем говорить о том, как должно быть. Кто бы там что ни объяснял, это может быть дезинформацией, это может быть лукавством. Есть тяжелые состояния, которые требуют заочного освидетельствования, когда, безусловно, есть инвалидность. Но говорю еще раз, даже относительно детей с тяжелыми ДЦП. Те же самые контрактуры, которые развиваются. Патологические вывихи, которые мы видим в XX, в XXI веке у детей, которые дома находятся. Это же не так просто подобрать ортопедические пособия такому ребенку. Все эти бандажи, туторы, ортезы – это нужно действительно видеть ребенка. Потому что мы ведь можем понавыписывать. Бывает такое, что заочно оформляет участковый врач, он думает, что он этого ребенка на своем участке знает уже 4 года, зачем он к нему пойдет. А состояние может поменяться. Врач напишет примерно, да еще МСЭ не поехало. А потом может оказаться, что родитель может получать не то, что фактически нужно. Конечно, нам было бы лучше, чтобы это был максимально короткий маршрут. Но если есть проблема, ее можно разрешить. Чтобы в МСЭ отвечали, что есть возможность для взрослых возить, а для детей нет, везите сами – я с этим не согласна. МСЭ вообще должны понимать, для кого работают, для чего работают. Всегда есть способ договориться или найти компромиссное решение. Чаще, конечно, должно подвинуться МСЭ в интересах больного.

Скобелина: Спасибо вам за ответ.

Соколова: У человека написано – общее заболевание, а он с возрастом слепнет. Как решить эту проблему? Отправлять его на комиссию, обращаться куда-то?

Билан: Это та ситуация, когда, например, когда установлена инвалидность, например, 2-ая группа по общему заболеванию. А с возрастом теряется зрение, и по зрению тоже претендует на 2-ую группу.

Соколова: Он не может вообще ничего делать, ни читать, ни писать.

Билан: Это нужно переписать справку, я так понимаю? Это та же самая процедура – должно быть оформлено направление на экспертизу офтальмологом досрочно для установления группы инвалидности. Человек должен на МСЭ обязательно озвучить. Потому что группу мы можем не усилить, но ему нужно сказать, что в справке принципиальное значение имеет приписка «по зрению». Поскольку это выдача новой справки, новый бланк строгой отчетности, то это обязательно списание через протокол, через программу, через систему.

Кузнецова: Здравствуйте. У меня ребенок-инвалид, 16 лет, тугоухость 4 степени, приравненная к глухоте. Мы заканчиваем школу, уезжаем в другой город, поступаем в средне-профессиональное массовое образовательное учреждение. Сурдопереводчика там нет. Для того, чтобы было ребенку легче учиться, то куда обратиться, чтобы присутствовал сурдопереводчик. Или как это происходит?

Билан: Здесь просто вопрос о предоставлении сурдоперевода. Вообще это федеральная услуга, эту услугу оплачивает или компенсирует фонд социального страхования. Насколько я помню, есть порядок Постановления Правительства по часам, сколько часов оплачивается ФСС. Нужно поднять это. Но нуждаемость в услуге сурдоперевода должна быть внесена в ИПРА. Там есть такой раздел. Если у вас в ИПРА нет этой услуги, то вам нужно туда ее вписать, то есть разработать новый, чтобы не было проблем. Конечно, там неполная занятость, оплачивается неполный месяц, а сколько-то часов. Я не назову вам реквизиты.

Кузнецова: У нас до 18 лет ИПРА, там не указано. А сейчас нам уже 16,5, чтобы проходить медико-социальную экспертизу еще раз, может, терпим до 18 лет, а на будущее я учту. А если переезжаем в другой город, то заранее за сколько времени я могу подать на комиссию все документы от всех специалистов?

Билан: Можно пройти экспертизу по Постановлению Правительства (не обойти этот закон) не ранее, чем за 2 месяца до окончания срока. Вы можете пройти экспертизу за 2 месяца до окончания срока. Вы уже можете на МСЭ прийти. А начинать вы можете за 3-4 месяца.

Кузнецова: Если у него в декабре месяце наступает 18 лет, то где-то в августе можно уже проходить.

Билан: Да, в октябре вы можете быть на МСЭ со всеми пройденными специалистами, с уже подготовленными документами.

Кузнецова: Вы говорили, что все документы отправляет педиатр.

Билан: Медицинская организация. Я не знаю, как это организовано – или курьер, или социальный работник.

Кузнецова: Не сам родитель?

Билан: Нет. Мы даже сейчас не имеем право принимать от граждан эти направления, в этом даже усматривается некая коррупционная составляющая. Поэтому только межведомственный документооборот. Кстати, сейчас есть дорожная карта, по-моему, осталось 2 года, и вся страна должна перейти на электронное направление вообще без бумаги. Будут единые базы данных.

Кузнецова: Спасибо большое, до свидания.

ВОПРОС: Здравствуйте. Продолжу по поводу детей-инвалидов с сахарным диабетом. Дети в любом случае не социализированные, потому что они только закончили школу, 11 класс. Он знакомы с инсулином, с тест-полосками. Но когда ты приходишь во взрослую поликлинику, то не выдают ни тест-полоски, ни качественный инсулин. Не выдают расходники, обосновываясь тем, что у вас нет инвалидности. Получается, что дети полностью на шее у родителей, государство ничем нам не помогает, нам ничего не выдают. Потребности все те же – те же самые замеры сахаров, мы покупаем тот же самый инсулин, все то же самое. Дети в любом случае не социализированные.

Билан: Мы можем сколь угодно дискутировать с вами, но если нет медицинского обеспечения, которое положено по федеральной программе по сахарному диабету, то это вопрос не ко мне, это вопрос не связан с установлением инвалидности. Это вопрос обеспечения изделиями медицинского назначения инсулином. Его нужно задать в Департамент Здравоохранения. Еще раз говорю, что инвалидность устанавливается исходя из степени нарушенных функций. И уже после 18 лет экспертиза должна вынести заключение, в какой степени нарушена функция. Не идет речь об адаптации, о социализации. У нас на сегодня преимущественно медицинский подход к установлению инвалидности, по медицинскому состоянию. Раньше мы говорили про медико-социальное, ограничения жизнедеятельности. Например, если сейчас ВИЧ 1 стадии равен группе инвалидности. Компенсируется оно, не компенсируется. У нас четко исходят из функции. Поэтому в 18 лет ребенок оказывается не готов, не адаптирован, возникают проблемы с лекарственным обеспечением. Но это необязательно должно решаться за счет установления инвалидности. Должны работать все ведомства в силу компетенции.

ВОПРОС: Извините, пожалуйста, вы, конечно, все правильно говорите. Но еще правильнее, когда мы приходим на прием, а моей дочери уже 18,5 лет, естественно, нам не определили инвалидность. Что такие естественно? И куда бы мы ни пришли, даже было в ноябре, когда я сама лично пришла получать в аптеке инсулин, не было на данный момент уже в течение 2-х недель Тресибы. При мне фармацевт начала обзванивать другие аптеки чтобы для нас найти инсулин, то везде был первым вопросом – а какая льгота? Понимаете, если нет льготы, то ничего нет.

Билан: Есть льгота – это федеральная программа по сахарному диабету. То есть лица, не имеющие инвалидности, но по сахареному диабету обеспечиваются инсулином бесплатно. На вопрос по обеспечению я предлагаю в штаб пригласить Департамент здравоохранения, и обсудить с ними все эти вопросы. Потому что они не могут решаться при установлении инвалидности.

ВОПРОС: Зачем тогда трактовать в данном случае отсутствие инвалидности, как отсутствие каких-то преимуществ. Значит, кто имеет инвалидность, у них есть преимущества, они федеральные льготники. А мой ребенок с почти уже 12летним стажем, он не имеет никаких преимуществ, ничего совершенно, потому что он просто региональный льготник. Я понимаю, что это не вы будете решать, не можете вы этот вопрос решить. Но этот вопрос надо как-то поднимать, надо как-то решать этот вопрос. Почему? Потому что моя дочь сейчас собирается ехать, поступать, а там ее вообще не будут ничем обеспечивать.

Кирсанов: Вы понимаете, что на этот вопрос вам сейчас не ответят? Это вопрос к Здравоохранению, вопрос, возможно, другого заседания штаба.

ВОПРОС: Это вопрос по инвалидности. Мы же не просто его так говорим. Депздрав это хорошо.

Билан: Когда мы говорим «инвалид», «инвалидность», то мы говорим на одном с вами языке. Закон о социальной защите инвалидов трактует это понятие, как лицо, имеющее стойкое снижение функций организма не ниже умеренной степени, которая приводит к ограничениям жизнедеятельности и требует мер социальной защиты, включая реабилитацию. Именно этот вывод должна вынести экспертная комиссия. Если степень нарушенных функций незначительная, она не приводит к ограничениям жизнедеятельности и не требует. Она может требовать льготы, но из других источников. У нас нет оснований вынести решение, что это инвалид. Но, опять-таки, мы говорим голословно, а вы сейчас говорите обо всех детях старше 18 лет.

ВОПРОС: Наталья Владимировна, стойкое нарушение функции поджелудочной железы – это эндокринология.

Билан: Откройте приказ, там написано, в каких ситуациях осложнения сахарного диабета приводят к нарушению.

ВОПРОС: Конечно, этот вопрос надо поднимать на федеральном уровне.

Билан: Я с вами не могу спорить, потому что именно родительское сообщество действительно своими усилиями достучалось до законодателя, и вот вы добились таких результатов. Но поскольку мы являемся исполнителями законодательной воли, мы на сегодняшний день подходим таким образом, что если законодатель внесет какие-то изменения, то… Откройте документ, посмотрите, чтобы вам было понятнее. Можно сориентироваться, при каких состояниях функция снижается до умеренной степени.

ВОПРОС: А почему убрали бессимптомную гипогликемию из этого документа?

Билан: Давайте дадим другим нашим слушателям возможность задать вопрос. А мы направим обращение в штаб. Мы его перенаправим в родительское сообщество для коллективного обращения в адрес Министерства труда либо в адрес Министерства здравоохранения.

ВОПРОС: Да. Именно об этом, потому что нарушения стойкие.

Билан: Прежде чем вы будете направлять такое обращение, если вы соберетесь это сделать, пожалуйста, пригласите сюда Здравоохранение, потому что в вопросах обеспечения нужно поставить точку, где происходит такое, что инсулина нет в аптеке, по всему городу ищется инсулин.

ВОПРОС: И тем более нет инсулина для региональных льготников.

Билан: Я вам просто говорю, что будете писать обращение, обсудите этот вопрос, чтобы он был справедливым, актуальным с Департаментом здравоохранения.

Кирсанов: Давайте перейдем к вопросам. Первый вопрос. Статус инвалида давал мне право на льготы и выплаты. Приказ Минтруда от 28 августа 2019 года №585 о классификациях и критериях забрал у меня статус. Однако, здоровее я не стал. Могу ли я обжаловать в суде решение забрать у меня статус?

Билан: Уважаемые друзья, товарищи коллеги. У вас приказ статус не забрал неправильно так говорить. Не уповайте вы приказ. Было вынесено решение комиссии Бюро медико-социальной экспертизы о неустановлении инвалидности. Как они его аргументировали, может сказать другая компетентная комиссия. Вы имеете право на обжалование решения, тем более, если это решение вынесено уже по 585, оно свежее, еще не прошел месяц. Вы можете обжаловать в течение месяца в Главном Бюро МСЭ Ханты-Мансийск письменно через бюро или через портал Госуслуг через личный кабинет. Вы можете это решение обжаловать, можете даже в суде. Но я вам рекомендую сначала пройти установленный порядок обжалования. Потому что если вы пойдете в суд, то это все затянется на года, там будут назначаться экспертизы. Возможно, этот вопрос можно решить гораздо более коротким путем. Можете обжаловать в Главное Бюро или в суд. Это вы можете.

Кирсанов: К сожалению, нам приходится заканчивать. Спасибо за внимание. Спасибо за то, что были с нами. Заседание закончено.

Билан: Спасибо, уважаемые коллеги.

Опубликовано: 04.02.2020        Обновлено: 04.02.2020 10:37